02.04.2009 |

Рынок самых честных правил

Чиновникам, которые нарушают правила игры на рынке, грозит дисквалификация и даже уголовная ответственность. На ужесточении наказания для государственных и муниципальных служащих, проталкивающих «свои» компании и не соблюдающих законы конкурентной борьбы, настаивает Федеральная антимонопольная служба России. О том, какие еще изменения планируется внести в антимонопольное законодательство и как они повлияют на рынок, в эксклюзивном интервью нашему еженедельнику рассказал руководитель ФАС России Игорь Артемьев

 


— Игорь Юрьевич, в настоящее время полным ходом идет разработка так называемого второго антимонопольного пакета — пакета поправок, направленных на совершенствование антимонопольного законодательства. Какие изменения запланированы?

— С принятием второго антимонопольного пакета будет уточнен, например, порядок предоставления государственных и муниципальных преференций. Это позволит сократить случаи, когда бюджетные средства или имущество раздаются чиновниками «своим» компаниям без проведения открытых процедур. Кроме того, впервые в качестве меры административной ответственности государственных и муниципальных служащих в законодательстве появится дисквалификация. Это означает, что за нарушение антимонопольного законодательства чиновнику может быть запрещено занимать свою должность в течение определенного времени, например от 6 месяцев до 3 лет. На наш взгляд, это будет даже более действенная мера, чем оборотные штрафы, которые мы сейчас активно накладываем на компании, нарушившие закон. Наконец, появится новая редакция статьи 178 Уголовного кодекса, которая предусматривает уголовное наказание за нарушение антимонопольного законодательства. Ею будет установлена уголовная ответственность за недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществления ограничивающих конкуренцию согласованных действий, а также неоднократного злоупотребления доминирующим положением. Злоупотребление может выражаться в установлении и поддержании монопольно высокой или монопольно низкой цены товара, необоснованном отказе или уклонении от заключения договора, ограничении доступа на рынок, если это повлекло причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству или извлечение дохода в крупном размере. При этом крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 1 млн рублей, а доходом в крупном размере — доход в сумме свыше 5 млн рублей. Неоднократным считается совершение гражданином более двух таких действий в течение трех лет. Мы рассчитываем, что эта суровая мера наказания позволит сократить количество нарушений на рынке. Потому что одно дело, когда штрафуют компанию, и совсем другое, когда штраф или тюремное заключение грозит человеку лично. Это заставит чиновников и топ-менеджеров компаний внимательнее относиться к антимонопольному законодательству, и они лишний раз подумают, прежде чем нарушить закон.

— В феврале ФАС России возбудила новое дело против четверки крупнейших нефтяных компаний ОАО «Лукойл», ОАО «НК «Роснефть», ОАО «Газпром нефть» и ОАО «ТНК-BP Холдинг». В конце прошлого года на них уже были назначены серьезные штрафы за нарушения: при снижении цен на нефть розничная стоимость топлива оставалась на прежнем уровне. Как сегодня развивается борьба с нарушителями?

— В настоящее время названные нефтяные компании оспаривают в суде наши решения и предписания, а также постановления о наложении штрафов, общая сумма которых составляет 5,3 млрд рублей. В случае если по повторным делам, возбужденным в феврале, они будут признаны злоупотребляющими своим доминирующим положением, мы вновь назначим им оборотные штрафы, причем их размер будет еще выше, потому что действия компаний будут квалифицированы как рецидив. Кроме того, мы намерены следить за выполнением предписаний. В них говорится, например, о том, чтобы на постоянной основе реализовывать на внутреннем рынке нефтепродукты на товарной бирже или электронной торговой площадке. Это позволило бы обеспечить увеличение количества участников, а также процедуры равного доступа к торгам, необходимые для установления рыночного порядка ценообразования на топливо. Кроме того, мы требуем раздельного учета затрат и доходов компаний. Эта мера необходима для обеспечения прозрачности ценообразования. Другое наше требование связано с обеспечением возможности заключения прямых контрактов на период 2009 года и последующие годы на оптовую реализацию нефтепродуктов на недискриминационных условиях прежде всего в отношении компаний, не входящих в одну группу лиц с данными нефтяными компаниями. Отмечу также, что помимо преследования крупных нефтяных компаний мы внимательно следим за ситуацией на розничных рынках нефтепродуктов.

— Многие сетевые торговые компании прибегают к заключению договоров дискриминационного характера, по сути, не давая возможности выбора ни производителю, ни потребителю. Как сегодня контролируется этот сектор?

— Мы давно пытаемся ограничить необузданные аппетиты торговых сетей, которые совершенно незаконно вводят различные недобросовестные практики в отношении сельхозпроизводителей, заставляя их платить различные бонусы и штрафы. Проанализировав договоры торговых сетей, мы обнаружили 27 дискриминационных практик. Однако в настоящее время ни одна торговая сеть не занимает доминирующего положения на рынке, то есть более 35%, поэтому нормы антимонопольного законодательства к ним не применимы. Сейчас мы думаем о том, чтобы с согласия Правительства России внести новеллу в Закон «О защите конкуренции» и снизить порог доминирования для торговых сетей, чтобы к ним можно было применять меры антимонопольного воздействия.

— В последнее время произошел ряд изменений в системе госзакупок. Снизили ли они коррупционную составляющую в проведении торгов?

— Конечно. Только в 2008 году контроль за осуществлением госзакупок позволил сэкономить государству более 260 млрд рублей бюджетных средств, что сопоставимо с расходами бюджета на образование. Такая экономия была получена в первую очередь за счет замены произвольной административной предварительной квалификации на экономические гарантии обеспечения обязательств со стороны поставщиков, что сделало невозможным допуск к государственному заказу компаний в зависимости от субъективных предпочтений чиновников. Суть данной новеллы закона состоит в следующем: возможность выставления заказчиком любых требований к участникам размещения заказов, которая зачастую приводила к описанию «своей» компании, была заменена на право заказчика требовать от победителя торгов предоставления экономической гарантии обеспечения обязательств в размере до 30% от стоимости контракта. В результате круг участников при размещении государственного и муниципального заказа существенно увеличился, что во многих случаях создало реальную конкуренцию и привело к резкому снижению цен на торгах при сохранении их качества, а следовательно, и к значительной экономии бюджетных средств. Это также имеет непосредственное отношение к борьбе с коррупцией и к развитию конкуренции. Дальнейшими направлениями реформы являются создание единого общероссийского портала закупок и переход государственного и муниципального заказа на электронные аукционы, поскольку они являются наиболее открытой и прозрачной формой торгов. В результате реформы при выходе системы государственного и муниципального заказа на «штатную мощность» мы ожидаем получить не только значительный эффект в развитии конкуренции и борьбе с коррупцией, но и экономию бюджетных средств в размере до 1 трлн рублей, или 40 млрд долларов, ежегодно.

— Одним из самых сложно доказуемых явлений в работе ФАС России является сговор. Как сегодня происходит процедура раскрытия и доказательства факта сговора?

— Создание картелей действительно является не только наиболее злостным нарушением в экономической сфере, но и наиболее трудно доказуемым. За то время, что я работаю, удалось доказать только один крупный сговор — это дело большой тройки мобильных операторов, когда все три компании сговорились по поводу трафиков. В результате, как известно, тарифы на телефонную связь не только не растут, но даже падают. В целом есть два действенных механизма, с помощью которых чаще всего удается раскрыть картели. Первый — это наличие у антимонопольных органов полномочий на ведение оперативно-разыскной деятельности. ФАС России такими полномочиями не обладает. Но мы активно сотрудничаем в этом направлении с правоохранительными органами. Второй способ — добровольное раскрытие картеля одним из его участников. Согласно законодательству, первый из участников картеля, который сообщит о его наличии в антимонопольный орган, добровольно прекратит нарушать закон и представит доказательства существования картеля, получит полное освобождение от ответственности. Остальным участникам незаконных соглашений, ограничивающих конкуренцию, грозят штрафы от 1% до 15% от оборота компании за предыдущий год. Благодаря внедрению так называемой программы смягчения административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства ФАС России удалось раскрыть десятки картельных сговоров на рынках России (например, соглашения банков со страховыми организациями). Надеюсь, в дальнейшем свою роль сыграет и уголовное наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет. Соответствующие поправки в Уголовный кодекс внесены сейчас на рассмотрение в Госдуму РФ наряду с другими законопроектами второго антимонопольного проекта.

Юлия АНДРЕЕВА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь