05.10.2012 |

Питьевая беда

На днях Росстат подсчитал, что, несмотря на все действующие запретительные меры, продажи спиртного в стране не уменьшаются. Наоборот, реализация водки и ликероводочных изделий в январе-августе 2012 года составила 102,2 млн декалитров, что на 2,4% больше, чем за восемь месяцев прошлого года. О том, насколько эта тенденция характерна для Тверской области и почему алкоголизм сегодня, скорее, приговор, чем диагноз, мы беседуем со специалистами ГБУЗ «Тверской областной наркологический диспансер» — заведующей стационаром психиатром-наркологом Мариной АГКАЦЕВОЙ и психологом Александрой КАПРАНОВОЙ


Марина АГКАЦЕВА


Александра КАПРАНОВА
 
— Об алкоголизации населения на региональном уровне идет речь уже не первый год. На одном из круглых столов озвучивались пугающие цифры: каждый второй мужчина в Тверской области не доживает до пенсии, алкоголь является причиной сердечно-сосудистых заболеваний, самоубийств, бытовых преступлений и т.д. в 80% случаев. Это действительно так?

М.А: — Мы живем в сильно пьющей стране, где точное употребление алкоголя не известно, а последствия достигают огромных масштабов. Предпосылками алкоголизации служат социально-политические и экономические условия, которые ухудшаются по мере удаления от столицы. Но самое тяжелое последствие злоупотребления — это, конечно, алкогольная смертность. Мы помним, что изменение потребления в России на три литра во время антиалкогольной кампании 1985-1987-х годов сопровождалось четырехкратным уменьшением общей смертности населения — на 12%. Правда, на смену магазинному алкоголю быстро пришли самогон и суррогаты. С началом рыночных отношений доступ к алкоголю стал еще свободнее. В результате в 1994 г. в России был зафиксирован «мировой» рекорд по смертности: от спиртного на каждый миллион жителей приходилось умершими около 650 мужчин и более 200 женщин.

В наше время алкогольная ситуация продолжает настораживать.

— Сейчас много говорится о подростковом алкоголизме, но не так часто можно услышать о женском. Разве что общеизвестную фразу о том, что он неизлечим. Это народный миф или на самом деле зависимость у женщин не поддается лечению?

А.К.: — Симптомы женского и мужского алкоголизма одинаковы. Это потеря контроля над количеством выпитого, изменение восприимчивости к алкоголю, похмелье, запои, изменение психического и физического состояния, нарастающая социальная дезадаптация. Развитие зависимости идет по одному и тому же сценарию. Тем не менее вокруг женского алкоголизма растут мифы — один из них как раз о неизлечимости. На самом деле это не так, хотя это заболевание и хроническое, лечится оно точно так же, как и у мужчин. В основе мифа, видимо, лежат наши представления о приемлемости употребления алкоголя для мужчин и для женщин. Ведь основная социальная роль женщины — материнство, поэтому женский алкоголизм производит более тяжелое впечатление. А это, в свою очередь, рождает другой миф — о том, что есть определенный психо-социальный портрет женщины, подверженной алкогольной зависимости. Бытует мнение, что это женщина опустившаяся. На самом деле заболевают очень разные люди, разного социального статуса и с разными личностными особенностями. Конечно, есть гендерные физиологические особенности восприимчивости к алкоголю. И выпивают представители разных полов по-разному — мужчины чаще во время застолий, женщины — дома, наедине с собой. Женщины более эмоциональны, и если говорить не о причинах, а о поводах, то женщины чаще пьют, чтобы снять напряжение. А мужчины — чтобы быть включенными в коллектив. Все мы слышали фразы вроде: «Да что ты за мужик, если не пьешь?»

— Как известно, с 2010 года в Тверской области последовательно вводятся законы, ограничивающие продажу алкоголя. Пока он недоступен в ночное время. А, например, в Ульяновской области уже не первый месяц обсуждается инициатива ввести тотальный запрет на продажу спиртного в выходные дни. Это, по вашему мнению, улучшит ситуацию или, наоборот, население перейдет на суррогаты?

М.А.: — Мне кажется, что все озвученные меры хороши, но несовершенен контроль над их исполнением, и мы, как обычно, склонны ждать одномоментного результата. Думаю, у народа не появилось необходимости переходить на суррогаты, а просто пришлось стать немного прагматичнее — алкоголь ведь остался в открытом доступе. Если заглянуть в историю, то во все времена политика в этом направлении была очень противоречивая. На протяжении десятилетий государство получало большие доходы от продажи спиртного и вместе с тем «включало» антиалкогольную пропаганду. И эта амбивалентность «засела в мозгах» на уровне коллективного бессознательного. Думаю, отсюда весь хаос и то, что новые законы не всегда работают так, как планировалось.

— А как вы относитесь к тверскому «ноу-хау» — выделить в городе так называемые зоны трезвости?

М.А.: — Идея «зон трезвости» действительно красивая. Но мы сами себя обманываем: весь город должен быть зоной трезвости, все общественные места, а не одна улица на фоне десятков других.

А.К.: — Должны быть комплексные семейные программы, а не зоны трезвости, где в кафе и магазинах продают спиртное, а за их порогом на той же улице быть пьяным уже нельзя. Противоречивые посылы не позволяют сформировать у горожан потребности соблюдать новые правила.

— Во многом антиалкогольная кампания проходит сейчас под лозунгом воспитания у жителей культуры пития.

А можно ли проводить какую-то градацию: столько-то граммов — «культурное» потребление, столько-то — «некультурное», столько-то — асоциальное?.. Можно ли вообще самостоятельно нащупать ту грань, где заканчивается «культурное питие» и начинается алкогольная зависимость?

М.А.: — В этом вопросе много мнений. Есть, так сказать, духовное видение: человек должен жить трезво. И есть светское представление об этом, и здесь речь идет о культуре пития. Георгий Тихонов в своей работе «Азбука алкогольного процесса» задался целью разработать методологический инструмент по профилактике алкоголизма. И выделил несколько этапов формирования культуры пития: прежде всего — абсолютная трезвость до 18 лет. Далее можно либо сохранять эту трезвость, либо потреблять алкоголь «в пределах индивидуальной врожденной нормы, формирующей социально приемлемую форму опьянения и знаменующей следующий этап (умеренное употребление) алкогольного процесса». То есть идея понятна. Но определить эту индивидуально допустимую дозу спиртного крайне сложно, и людей этому надо обучать.

А.К.: — Предполагается, что человек должен сам уметь оценивать свои личностные и физиологические особенности и способность применять эту схему к себе. Но от себя добавлю: «культурно» — это когда трезвость норма жизни. Питие и культура — понятия, имеющие мало общего.

— Есть распространенное в народе мнение, что от пристрастия к спиртному человек не сможет избавиться, пока сам не осознает, что болен. И пока добровольно не «сдастся» специалистам. В таком случае, есть ли смысл в «принудительном» лечении?

М.А.: — Алкогольная зависимость, как таковая, — это хроническая болезнь. И если она сформировалась, врачи могут только помочь пациенту достичь ремиссии, т.е. светлого промежутка, когда он живет в трезвости. Да, эта ремиссия может продлиться и всю жизнь. Но когда кто-то говорит пациенту: «Я тебя вылечу, и ты будешь пить как все», — это либо шарлатан, либо сам Господь Бог. Таким образом, задача наркологической службы — замотивировать человека на трезвость, безусловно, добровольно.

А.К.: — Редко кто из наших пациентов осознает, что он болен. Человек должен понять, что трезвость повышает качество его жизни. Неважно, осознает пациент при этом, что он алкоголик, или нет.

Ирина ИВАНОВА
 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь