26.01.2012 |

Парта бита

Минобрнауки подготовило очередную версию законопроекта «Об образовании». Для многих тверских школьников документ может стать настоящей баррикадой на пути к высшему образованию


На минувшей неделе Владимир Путин провел встречу с футбольными болельщиками, в ходе которой предложил «отбуцкать за углом» главу Российского футбольного союза Сергея Фурсенко, чтобы тот «передал брательнику привет». «Брательника», как известно, зовут Андрей Александрович, а работает он министром образования. Можно не сомневаться, что с лозунгом «Отбуцкать Фурсенко!» кандидат в президенты найдет широчайшую поддержку электората: такого потока критики, который вызвала реформа образования, не вызывала, пожалуй, ни одна правительственная инициатива. Сейчас страсти по ЕГЭ, новой системе оплаты труда педагогов, изменению порядка финансирования бюджетных учреждений и другим, касающимся школы, «детищам» Минобрнауки и остальных министерств немного поутихли. Но не сегодня-завтра разгорятся с новой силой: ведомство опубликовало очередной, уже третий по счету, вариант законопроекта «Об образовании».

Для того чтобы осветить все пертурбации, которые происходят со школами, ссузами и вузами, придется написать увесистую монографию, да и то многое окажется «за кадром». Мы попытались выделить лишь некоторые тенденции, которые напрямую скажутся не только на процессе обучения, но и на экономике страны, в том числе тверского региона.

Пожалуй, самое «революционное» преобразование, согласно законопроекту, ожидает систему начального и среднего профобразования, то есть колледжей, техникумов, ПТУ и лицеев. Эту градацию предполагается упразднить, объединив все типы учебных заведений в один — среднего профессионального образования. И если туда надо сдавать экзамены, то, по замыслу авторов законопроекта, выпускников будут принимать без конкурса — при наличии мест, конечно (хотя вряд ли толпа желающих возникнет в одночасье). А чтобы сегодняшние школьники массово и окончательно сделали свой выбор в пользу рабочей специальности, Минобрнауки предлагает платить стипендию не только «ботаникам», как сейчас, а всем обучающимся поголовно. Златых гор, конечно, не сулят, но треть МРОТ гарантируют. Если закон об образовании, как планировалось, примут весной, а с 1 октября увеличат «минималку» до 6,5 тыс. рублей, уже в этом году студенты ссузов (или как будут называться учреждения нового типа?) смогут рассчитывать на 2,166 тыс. рублей только за то, что «почтили» лекции и семинары своим присутствием. Какие из них выйдут специалисты — вопрос пока риторический.

Впрочем, такой «перекос» в сторону среднего профобразования понятен и даже оправдан: экономике давно необходимы рабочие руки, а не полчища юристов, экономистов и социологов. Самим абитуриентам это тоже выгодно — после учебы им гарантирована высокооплачиваемая и перспективная должность. Однако на этом плюсы реформы заканчиваются — дальше одно сплошное «но».

В первую очередь это касается тех мер, которыми молодежь загоняют на заводы. «Пряники» в виде поголовных стипендий и отмены конкурсов при поступлении — это мелочи по сравнению с «кнутами» реформы образования. Взять, к примеру, тот же ЕГЭ: наверное, не стоит расписывать все его недостатки и разглагольствовать о паническом страхе, который эти три «веселые» буквы вызывают у учеников и их родителей. Важно другое: серьезно подготовиться к нему в рамках отведенных на это школьных часов фактически невозможно. Достаточно взглянуть на расписание уроков в 11-м классе обычной тверской школы: в неделю там всего 3 часа русского языка. Это в гуманитарном классе — в остальных на «великий и могучий» отведено 2 часа. При этом, например, физкультуры — 3 урока в неделю и у тех, и у других. Конечно, спорт также необходим подрастающему поколению. Однако для поступления в вуз старшеклассникам придется конкурировать вовсе не в умении прыгать через «козла». Еще для сравнения: по данным фонда «Общественное мнение», российские интернет-пользователи 12-18 лет в среднем проводят онлайн по часу в день. При таком «углубленном изучении» сетевого сленга, два урока русского в неделю — что мертвому припарка: на выходе получится полный «превед».

Давно понятно, что без репетиторов подрастающему поколению поступление в вуз не светит. Поэтому учителя и натаскивали своих воспитанников и в учебное, и во внеурочное время. Теперь же Минобрнауки решило эту «лавочку» пусть частично, но прикрыть: в том самом, третьем, варианте законопроекта «Об образовании» прописан запрет давать частные уроки обучающимся там, где работает педагог. Даже если он преподает совсем в другом классе. Зачем это делается — одним авторам «новеллы» известно, да и то не факт. Логично, если бы эта норма появилась лет 15 назад, когда выпускники сдавали «обычные» экзамены, которые оценивали те же учителя, что к экзаменам готовили. Пусть даже ограничение направлено на то, чтобы связать руки недобросовестным педагогическим работникам, которые специально дают мизер знаний на уроках, а все остальное — в индивидуальном порядке и за отдельную плату. Но отследить это невозможно (не устраивать же круглосуточную слежку за каждым учителем), и ничто не помешает нечестным преподавателям и дальше зарабатывать таким способом. Поэтому рациональных объяснений запрету не находится. Разве что совсем углубиться в теорию заговора и предположить, что таким образом Минобрнауки пытается затруднить процесс подготовки к ЕГЭ, на которую, подчеркнем, не хватает школьных часов (со «своим» педагогом в любом случае легче, к тому же он может и скидку родителям сделать), а вместе с ним и поступление в вуз.

Мысль, конечно, может показаться параноидальной, но то, что шансы на успешную сдачу единого госэкзамена правительство пытается снизить, все больше похоже на правду. Взять, к примеру, такой аспект, как заинтересованность педагогов в повышении качества подготовки школьников. Если отбросить в сторону еще не окончательно, к счастью, отжившие себя понятия вроде любви к предмету и энтузиазма, то мотивация (как и в любой другой деятельности) остается одна — финансовая. Как известно, в Тверской области зарплаты учителей с 1 сентября 2011 года увеличены на 30%, а с 1 января 2012-го возрастут еще на 17,5%. Плюс к этому существует целый ряд региональных и муниципальных надбавок. Таким образом, на сегодняшний день, по данным областного правительства, средний заработок учителей составляет 15,5 тыс. рублей. Но это как средняя температура по больнице, вернее, по школе — значит, кто-то получает 20 тыс., кто-то — 10.

Неслучайно некоторые из опрошенных нами тверских педагогов отметили, что в целом в течение года ощутимой прибавки к зарплатам они не почувствовали. Это связано, в частности, с новой системой оплаты труда, при которой до 30% ФОТ составляют стимулирующие выплаты за эффективность и качество работы. Критерии оценки работы учителей устанавливаются внутри школы — иногда по согласованию с профсоюзом, иногда советом образовательного учреждения, а иногда — легким росчерком пера директора. К чему это привело, нам рассказали учителя тверских школ (по понятным причинам пожелавшие остаться неназванными). Регулярно весь педагогический коллектив заполняет так называемые стимулирующие карточки, в которых выставляются баллы, например, за внеурочную работу, общественную деятельность и т.п. А потом баллы «обмениваются» на рубли. Но вот в чем парадокс: набирать «очки» за счет участия во внеклассных и внешкольных мероприятиях оказалось гораздо проще, чем обучая. К примеру, если среди учеников есть призер областной олимпиады, то учителю «в копилку» добавляется 3 балла. А за публикацию методической статьи на любом сайте — почему-то целых 20. И это еще не самый «тяжелый» случай — здесь хотя бы есть четко прописанные критерии «стимулирования». Тогда как педагоги других регионов страны приводят на форумах массу примеров, когда эти критерии существуют только в голове директора школы. Например, в Новосибирске был случай, когда надбавку учителю хотели дать за мытье окон в классе.

Если мыть окна, писать методички, участвовать в школьном ансамбле художественного свиста учителям выгоднее, чем преподавать, то скоро о качественной подготовке школьников к выпускным экзаменам придется забыть раз и навсегда. Остается одна надежда — на репетиторов, которые берут от 350 рублей в час. Но это студенты, а дипломированные специалисты обойдутся как минимум в 450-500 рублей. Понятно, что малообеспеченным родителям приходится рассчитывать только на светлые головы своих чад. Или пополнять ими рабочий класс, как это было с 1940 по 1954 годы, когда действовал приказ Совнаркома о платном образовании: детей учили за казенный счет только до седьмого класса, а дальше — либо плати, либо иди работать. Или воевать (военные учебные заведения оставались бесплатными) Так, при Сталине обеспечивали растущие нужды армии и промышленности (тоже, прежде всего, оборонной), а заодно закрепляли новую советскую социальную иерархию: из грязи в князи без образования выбиться было ой как не просто. Остается надеяться, что сейчас, выстраивая барьеры на пути к высшему образованию, Минобрнауки все же готовится не к войне.

Елена ЛАЗУТКИНА
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь