26.06.2008 |

Притягательная мощность

Развивающаяся экономика России предъявляет все новые требования к энергосистеме страны. По оценкам экспертов, к 2020 году спрос на электроэнергию в нашей стране увеличится более чем на 70%. И поскольку менее чем через неделю РАО «ЕЭС России» будет ликвидировано, удовлетворять увеличивающиеся потребности и отвечать за энергоснабжение страны предстоит новым компаниям, созданным в процессе многолетнего планового реформирования энергетики страны

О готовности тверских энергетиков обеспечивать растущий спрос на энергомощности мы беседуем с Сергеем Елкиным, заместителем генерального директора — директором филиала ОАО «МРСК Центра» — «Тверьэнерго».


— Сергей Васильевич, уже на следующей неделе — после 1 июля — говорить о РАО «ЕЭС России» логично будет лишь в прошедшем времени. Как скажется ликвидация РАО «ЕЭС» на работе сетевых компаний?

— Никак не скажется. РАО «ЕЭС России» сделало все необходимое для того, чтобы с чувством выполненного долга уйти с экономической сцены, передав свои функции и полномочия соответствующим органам, способным достаточно мягко и без рывков взять на себя управление электросетевым комплексом страны и обеспечение потребителей электроэнергией. Я не вижу даже малейших предпосылок для возникновения проблем, связанных с ликвидацией РАО «ЕЭС». Если говорить непосредственно о сетевом комплексе и вопросах обеспечения потребителей электроэнергией, то я хотел бы сделать акцент на том, что в процессе реформирования энергетики России произошло не просто разделение существовавших ранее АО-энерго по видам бизнеса и выделение распределительных сетевых компаний. Фактически создана новая конфигурация сетевого комплекса страны: распределительные сетевые компании объединены в ряд Межрегиональных сетевых компаний; на их базе создан единый холдинг МРСК, в ведении которого находятся все распределительные сети страны. Кроме того, уже не первый год функционирует Федеральная сетевая компания, которая управляет сетями Единой национальной сети. У каждой из структур — свои четко обозначенные полномочия и задачи, которые им предстоит решать.

— Кстати, о холдинге МРСК. Это новая структура в российской энергетике, акции которой выйдут на торги только осенью. И Анатолий Чубайс заявил, что они станут одной из голубых фишек. Есть ли для этого предпосылки?

— Оценивать перспективы акций холдинга МРСК логичнее с уровня как минимум руководства самого холдинга. Очевидно, у председателя правления РАО «ЕЭС России» есть повод для того, чтобы давать такие прогнозы, а у меня, в свою очередь, нет сомнений в их обоснованности. 

— На протяжении всех лет реформирования энергетики у него было огромное количество противников, которые утверждали, что появление частника в энергетике может плачевно сказаться на управляемости системы и ее надежности. Можно ли считать то, что в сетях осталась большая доля государственной собственности, уступкой оппонентам реформы?

— Приостановка приватизации сетей — инициатива руководства РАО «ЕЭС России» и сторонников реформы, а не ее противников. Как вы знаете, одной из главных целей реформирования энергетики было привлечение в отрасль инвестиций, прежде всего частных. Это актуально не только для генерации, но и для сетевого комплекса, перед которым стоит такая же стратегическая задача. Создание межрегиональных сетевых компаний подразумевает их вывод на рынок с целью привлечения в электросетевое хозяйство страны реального инвестора. Во всем мире сетевой комплекс — это нормальный бизнес, живущий по рыночным условиям. Мы, очевидно, тоже придем к этому, но, проанализировав ситуацию, руководство РАО «ЕЭС России» пришло к выводу, что на время переходного периода государство должно максимально сохранить контроль над сетями. Тем более что доля либерализованного рынка электроэнергии пока весьма незначительна — она составляет 25%, цены на электроэнергию регулируются государством. В таких условиях логично оставить в среднем 50% акций сетевых компаний в руках государства, а в качестве частных инвестиций в сетевое хозяйство рассматривать плату за технологическое присоединение к сетям.

— Такая форма привлечения частных инвестиций, как плата за техприсоединение, вызывает немало нареканий со стороны потребителей. Можно ли без нее обойтись?

— В принципе, можно. Если мы прекратим развиваться, повышая качество электроснабжения существующих потребителей, а новым полностью откажем в подключении. Это тупик. В настоящее время мы еще не достигли исторического максимума потребления энергомощности по региону в целом, но проблема в том, что изменилась географическая конфигурация энергетики, ее экономика. Если раньше у нас значительная часть потребления приходилась на село, где в колхозах и совхозах работали животноводческие комплексы, птицефабрики и другие объекты, отапливаемые электрокотельными, то сейчас доля сельского потребления сведена к нулю. Зато резко растет спрос на мощности по определенным экономическим зонам, где развитие энергетики сейчас осуществляется только благодаря наличию платы за присоединение. Если прекратить ее взимать, экономические зоны можно сворачивать. Потому что, по большому счету, ни в Твери и ее ближайших окрестностях, ни в Редкино, ни в районе Кимр, Торжка и Конаково мы не сможем никого подключить. Останется только сказать инвесторам: «У нас есть избыточные мощности в Весьегонске, вот там и стройте новые заводы и гипермаркеты». Но кому это надо и кто на это пойдет? Серьезный инвестор приходит с четким пониманием того, во что он вкладывает деньги, что ему необходимо для реализации проекта и что он намерен получить лет через пять — семь. И мы видим свою задачу в том, чтобы он вовремя получил желаемые мощности.

Кроме того, именно плата за технологическое присоединение позволяет нам поддерживать существующие сети и развивать их в соответствии с растущими потребностями. На эти цели нам необходимо как минимум 1—1,2 млрд рублей, а при износе оборудования в 80% наша амортизация составляет лишь 250 тысяч рублей.

Если же рассматривать в качестве альтернативы плате за техприсоединение включение расходов на развитие электросетей в тариф, который в Тверской области и так нельзя назвать низким, то его придется увеличивать в разы. Да при этом еще и окажется, что за подключение новых потребителей в Твери, Конаково или в других активно развивающихся электродефицитных зонах платят потребители Сонково, Молоково, Весьегонска и других территорий, где потребности в создании дополнительных мощностей нет.

— Инвестиционная программа филиала ОАО «МРСК Центра» — «Тверьэнерго» предусматривает, что в 2008 году в развитие сетей будет вложено свыше 572 млн рублей. Однако, как вы говорили еще при ее принятии, планы все время приходится корректировать в связи с меняющейся ситуацией. Насколько существенны эти изменения?

— Приведу только один пример: в октябре-ноябре прошлого года, рассматривая зону Мокшино в Конаковском районе, мы понимали, что там есть некоторый дефицит энергомощностей и предлагали меры по его преодолению. Однако спустя несколько месяцев появился инвестор, который сказал: в этом месте мне необходимо 30 мегаватт в ближайшие год-два и 130 мегаватт через пять лет. В связи с планами строительства современного коттеджного поселка в Мокшинском сельском поселении нашу инвестпрограмму пришлось корректировать серьезно. Новому поселку нужны не просто дополнительные мощности, но и мощные сети, связанные либо с Конаковской ГРЭС, либо с сетями ФСК. Речь идет о принципиальном изменении энергетики района в целом, и мы сейчас работаем над подготовкой необходимых для этого технических решений.

Еще одна перспективная зона разворачивается у поселка Васильевский Мох Калининского района. Компания «Арселор Миттал», которая намерена создать в Тверской области крупное энергоэмкое производство, запросила большую мощность, однако мы понимаем, что считать заявленную мощность предельной нельзя — с дальнейшим развитием этой зоны потребность в мощностях будет расти.

Поэтому мы планируем не выполнение пожеланий конкретного инвестора, но и кратное увеличение мощностей на данной территории, что, соответственно, предполагает строительство энергообъектов, которые смогли бы это обеспечить. Должен сказать, что у «Тверьэнерго» уже есть опыт работы на опережение: мы начинаем формировать энергетику промышленных зон еще тогда, когда будущие потребители занимаются лишь проектными работами и получением согласований, на которые у них уходит немало времени. Это очень важно. Мы понимаем, что должны быть хотя бы на шаг впереди инвестора, независимо от того, идет речь о строительстве крупного завода или открытии парикмахерской. Ведь инвестиции идут туда, где созданы условия для их вложения. И далеко не последнюю роль в этом играет наличие достаточного количества энергомощностей, которые расширяют возможности инвестора и дают ему простор для развития.

Наталья КОЗЛОВСКАЯ

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь