14.07.2011 |

Огород воинской славы

В Осташковском районе дачница разбила грядки на останках героев, погибших в Великую Отечественную войну

Жители деревни Дубье Ботовского сельского поселения уже не первый год ведут борьбу с предприимчивой гражданкой, которая каким-то чудом получила в собственность участок земли на воинском захоронении. И ладно бы женщина просто не ухаживала за братской могилой, где, по некоторым данным, покоится более 70 человек, но все гораздо хуже: памятник обнесен забором, мемориальные плиты с именами погибших демонтированы, а на их месте спокойненько растут морковка и лук. И в довершение пейзажа — кучи мусора, которые складируются неподалеку от грядок. Просьбы, мольбы и угрозы местных жителей, равно как и многочисленные предписания контролирующих органов, на циничную дачницу не действуют — урожай-то пропадет!

Дело закончилось бы самосудом, если бы не вмешалась административно-техническая инспекция, которая совместно с областной Общественной палатой добилась возбуждения уголовного дела по ст. 244 «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения». Но даже если суд признает дачницу виновной и назначит высшую меру наказания — 3 месяца ареста, она сможет и дальше вести свое подсобное хозяйство на костях. А изъять у нее участок не так-то просто: земля ей была выделена еще в начале 90-х годов, и пусть незаконно, но обратиться с иском в суд проблематично — срок давности уже истек. Поэтому последняя надежда — на администрацию сельского поселения, которая юридически может, а из нравственных соображений — должна поставить мемориал на учет, а потом через суд отстоять право муниципальной собственности на территорию воинского захоронения.

Подобные истории, когда граждане загадочным образом получают наделы в заповедниках, муниципальных парках и на кладбищах, перестали быть редкостью. Например, аналогичный случай недавно произошел под Волгоградом: администрация поселения выделила пенсионерке 17 соток на братской могиле. В отличие от дачницы из Дубья пожилая женщина наотрез отказалась от такого «подарка». Но ее поступок, скорее, исключение, чем правило: грядки на могилах и в особо охраняемых зонах, похоже, становятся дурной традицией, и более того — приносят предприимчивым огородникам неплохую прибыль.

Переломить ситуацию может только повсеместная инвентаризация земель и четкое территориальное планирование муниципалитетов. Но сколько бы об этом ни говорили, решение проблемы так и не сдвигается с мертвой точки. Зато сдвигаются сроки предоставления генпланов районов — время есть до 2014 года.

А пока, видимо, неучтенные земли так и будут раздаваться направо и налево, а жители Верхневолжья продолжат есть овощи, выращенные на кладбищах.

Елена ЛАЗУТКИНА
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
10:59 12.06.2012 | Ответить

На телеканале «Россия 1 Тверь» 18.05.2012 г. вышел в эфир телерепортаж: «Перенести или оставить все по-прежнему: в деревне Дубье не могут решить проблему воинского захоронения» на сайте Тверской ГТРК http://tver.rfn.ru/rnews.html?id=48822 он есть, с таким вот текстом: «В деревне Дубье Осташковского района Тверской области на захоронении воинов Великой Отечественной расположены приусадебные участки. Одни владельцы огородов выступают за перенос братской могилы, другие настаивают, что прах павших трогать нельзя. При этом останки тех, кто сражался за Родину, до сих пор не упокоены со всеми воинскими почестями. В годы войны не разбирались, какие земли кому принадлежат и кто на них может предъявить права. Павших воинов захоронили в глубокой воронке. Сегодня это территория трех огородов. Между ними небольшой монумент, хотя захоронение значительно шире. На костях павших сегодня растут огурцы и морковка, на одном из участков на месте братской могилы – свалка мусора. Наталия Нибирева, жительница деревни Дубье, говорит: «»амое оптимальное вынос, здесь больше 100 человек лежит. А написано только 20. 59 имен привезли казахстанцы. А остальные кто? Чем они виноваты?» Со своей соседкой не согласна Ольга Рыбакова. Она считает, что безнравственно тревожить прах погибших. При этом на ее участок тоже попадает часть захоронения, здесь растут кусты. В случае вскрытия братской могилы они пострадают. Проблемой обеспокоены и поисковики. Предполагается, что здесь могут быть захоронены до сотни человек, а достоверно известны имена только 20. Перенос захоронения поможет установить имена погибших и числящихся до сих пор пропавшими без вести, их прах будет упокоен со всеми воинскими почестями, чего не было в годы войны. Анатолий Лукашов, член поискового отряда «Поиск», рассказывает: «Здесь тяжелые бои были, 1942 год, зима. И захоронили не там, где было бы получше, а там где можно было захоронить». В поселковой администрации о проблеме знают, но при наличии противников и сторонников переноса решить ее не могут. Считают, что памятник в любом случае не должен находиться в огородах. Родион Корнильцев, глава Ботовского поселения, считает: «Здесь погибли воины, которые сегодня по сути являются гражданами другого государства – Казахстана. Это вопрос надо решать не на уровне, поселения, района или области, а на уровне государства». Позиция православной церкви по этому захоронению неоднозначна. С одной стороны, без крайней необходимости нельзя тревожить прах умерших, с другой – разбивать огороды на воинском кладбище – кощунство. Андрей Андронов, священник, пресс-секретарь Тверской и Кашинской епархии, отметил: «Конечно же, целесообразнее прах перенести, чтобы не совершались над ними какие-то кощунственные деяния, но если есть возможность избежать этого, то лучше воспользоваться этой возможностью». Сейчас решается вопрос о возможности изменения границ участков в районе братской могилы. Но от своих землевладений в пользу захоронения вряд ли кто-то откажется – эти участки в непосредственно й близости от Селигера могут стоить миллионы рублей. Но можно ли память или долг оценить в рублях?» За прошедший год местные власти не сделали вообще ничего для переселения осквернительницы братской могилы, они оказывается решали вопрос: «Перенести братскую могилу, или оставить все по-прежнему». Только сейчас эти власти решают "вопрос о возможности" изменения границ участков в районе братской могилы. Местные поисковики заняты «крышеванием» осквернительницы, ложью и провокациями: «…В годы войны не разбирались, какие земли кому принадлежат и кто на них может предъявить права. Павших воинов захоронили в глубокой воронке, "…их прах будет упокоен со всеми воинскими почестями, чего не было в годы войны. "…И захоронили не там, где было бы получше, а там где можно было захоронить». Это звучит как оскорбление памяти освобождавших Осташковский район бойцов 39-й (Алмаатинской) отдельной стрелковой бригадой, и это прозвучало на всю Тверскую область. Как можно похоронить своих погибших товарищей без отдания воинских почестей, и где попало? Ведь для похорон специально оставили целую роту 3-го батальона, в которой служил освободитель деревни Дубье Г. М. Визиряко, см. окончание статьи "Бои неместного значения" http://www.seliger-gazeta.ru/article/21087/. "Посковикам" наплевать и на Женевские конвенции, и на Российские законы. Анатолий Лукашов, член поискового отряда «Поиск», там оказался совершенно неслучайно, этот провокационный репортаж, скорее всего инициатива местных так называемых «поисковиков», которые прямо или косвенно замешаны в осквернениии братской могилы, они явно «крышуют» осквернительницу, которая незаконно получила в собственность эту братскую могилу и хочет от неё избавится. Наталия Нибирева (Наталия Кибирева осквернительница братской могилы), жительница деревни Дубье, говорит: «»амое оптимальное вынос, здесь больше 100 человек лежит. А написано только 20. 59 имен привезли казахстанцы. А остальные кто? Чем они виноваты?» В братской могиле может лежать и 100 человек, но Дубье и все окрестные деревни освобождала только 39-я (Алмаатинская) стрелковая бригада, так, что и гипотетичские "остальные", также казахстанцы. В последнем заявлении Г. М. Визиряко в казахстанской газете «Время» на http://www.time.kz/index.php?module=news&newsid=22220 сказал: «В этом сражении, проявив смелость и отвагу, погиб наш боевой товарищ ДЖУНУСПАЕВ. Он был моим другом. Тогда я впервые узнал, как это тяжело – хоронить своих товарищей. Мы вырыли огромную яму и похоронили в ней всех погибших. Сейчас эта земля вместе с братской могилой находится в частной собственности. Останки погибших хотят перезахоронить. Это просто кощунство. Я писал хозяйке этой выкупленной земли в деревне Дубье Осташковского района Тверской области с просьбой не трогать могилу. Пока этот вопрос остается открытым.»

0   

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь