17.04.2008 |

Война начинается 1 сентября

Отношения между педагогами, родителями и учениками сегодня напоминают битву трех сторон. Не случайно школьные конфликты все чаще приводят в суд, причем дело дошло до того, что ученики кончают жизнь самоубийством из-за ошибок педагогов или, наоборот, избивают или убивают своих учителей. И не случайно для разрешения этих конфликтов в стране начала разрабатываться специальная программа — школьная медиация. На два главных вопроса темы — кто виноват и что делать? — ответила член-корреспондент Российской академии образования, директор Института возрастной физиологии РАО Марьяна Безруких. В рамках он-лайн конференции на сайте газеты «Известия» свои вопросы ведущему психофизиологу страны задал и еженедельник «Афанасий-биржа»

— Марьяна Михайловна, многие эксперты считают, что конфликты между учениками и учителями — это нереализованные амбиции родителей и учителей. Вы с этим согласны?

— Да, такое бывает. Но не должно быть. Квалифицированные педагоги и грамотные родители не могут себе позволить реализовать свои амбиции в ущерб ребенку. Те и другие должны быть союзниками, хотя это нелегко. Но только в этом случае они будут на стороне ребенка.

— Не считаете ли вы что для того чтобы воспитывать детей, нужно сначала воспитать хороших педагогов?

— Об этом я, собственно, и говорю. Не вина, а беда нашей школы — учитель, не знающий ребенка, не понимающий его проблем и возрастных особенностей, требующий, когда надо и не надо, раздражающийся и унижающий ребенка постоянно не по злобе, а от собственного бессилия и безысходности. Многие учителя  — прекрасные математики и филологи, физики и химики. Но неразрешимые конфликты с детьми  — свидетельство их низкой квалификации как педагогов. И дело здесь вовсе не в душевной доброте, любви к детям вообще, а в умении понимать, сопереживать, быть доброжелательным и терпеливым. Знать, как просто ребенка можно сломать, как быстро бездушные требования рождают сопротивление унижению и боль обиды, протест и агрессию. Не случайно в течение многих лет мы предлагаем изменить стандарт образования педагогов, включив в него большой цикл дисциплин, которые помогут будущему учителю лучше знать ребенка. Кому-то это покажется парадоксальным, но именно это поможет сохранить нервы и здоровье учеников и учителей. 

— Вы правы, ведь в первый класс никто из детей не приходит озлобленным, неуправляемым, агрессивным. Но почему-то потом многие из них становятся именно такими.

— На этот вопрос должны ответить, прежде всего, сами учителя. Сто лет назад великий педагог Януш Корчак написал: «Мы учим на собственном примере пренебрежительно относиться к тому, кто слабее. Плохая наука, мрачное предзнаменование». Фактически учитель получает ответную реакцию. И никакой суд не сможет вернуть уважение учителю и учительству. Уважение можно заслужить только уважением к ребенку. Вторая причина  — родители, которые тоже плохо знают ребенка и, предъявляя к нему неадекватные требования, создают условия для постоянного стресса и неудач.

— Если учитель на уроке кричит и оскорбляет учеников, как им реагировать на это?

— Это недопустимо, но лучше, если реагировать будут не ученики, а их родители, только не устраивая скандала, а корректно и спокойно разбирая ситуацию.

— В настоящее время в школах появляется все больше детей из других этнокультур, с иным менталитетом. Им трудно адаптироваться к программе и преодолеть языковой барьер. Некоторые ведут себя агрессивно, сплачиваются в группы. Может быть, стоит создавать из таких детей отдельные классы?

— Это очень серьезная и сложная проблема. Решить ее организационным путем, создавая отдельные классы, невозможно. Любая сегрегация, любое разделение детей, живущих в одной стране, в одном городе, в одном районе, может обернуться тяжелыми социальными последствиями. Не случайно во многих странах мира уделяется огромное внимание обучению детей мигрантов, ликвидации трудностей письма и чтения этих детей, но не путем разделения, а путем дополнительных занятий и создания ситуации, в которой эти дети наоборот интегрируются в среду. А вести себя агрессивно и сплачиваться в группы для отверженных вполне естественно. Мы это хорошо знаем на примере классов коррекции, которые одно время были очень популярны. В школе эти классы называли «классами дураков». Как-то одна учительница мне сказала: это не класс, это стая озлобленных волчат. Если мы не хотим, чтобы наши дети страдали от агрессии своих сверстников, мы должны учить их общаться, понимать и принимать особенности друг друга.

— В этом году Министерство образования ввело обязательный ЕГЭ по математике. Тверским школьникам сообщили об этом только в конце марта. Выпускникам пришлось срочно нанимать репетиторов. Как ребенку выдержать такую нагрузку: первая половина дня в школе, вторая — у репетиторов, а потом до середины ночи  — подготовка домашних заданий? Естественно, начались конфликты. Учителя ругают за пропуски или за то, что ученики спят на первых уроках... На пользу ли нашим детям такая система образования?

— За последние 50 лет нагрузки на учеников постоянно растут. В некоторых школах обучение идет «ценой здоровья» — по 14—16 часов в день. Но справедливости ради стоит заметить, что родители знают об этом уже тогда, когда приводят ребенка в первый класс лицея или гимназии. Помимо уроков, у детей, как правило, есть еще и дополнительные занятия. В итоге к выпускным классам ситуация порой становится критической. И боюсь, что никакие советы здесь не помогут. Единственное, что способны сделать родители  —  помочь сыну или дочери распределить свое время так, чтобы у него все-таки оставалось время на полноценный сон и хоть какой-то отдых. А также обсудить эту проблему с педагогами. Я хочу подчеркнуть  — именно обсудить, а не обвинять. И еще: чем больше родители будут говорить ребенку, что он мало занимается и из-за этого может плохо сдать экзамены, тем больше он будет нервничать и хуже запоминать то, что должен запомнить.

— Школьные конфликты  — проблема не только России. В других странах ученики нередко устраивают в школах массовые расстрелы, а недавно в Америке группа младших школьников 8—9 лет собиралась пытать свою учительницу за то, что она отругала одного из них. Детишки принесли в школу скотч, наручники и массивное пресс-папье, которое они хотели использовать при нападении… Жестокость, которую проявляют школьники в конфликтных ситуациях друг с другом, также не поддается никакому анализу. Откуда она берется?

— К сожалению, причины жестокости редко анализируются, а проанализировать их можно. Жестокость ребенка начинается с жестокости взрослых. Родители часто не думают, как обернется их злость, их крик, их наказание, как это отзовется в душе ребенка, и как может использовать это ребенок в острой для него ситуации. Несмотря на относительную стабильность в стране, люди еще не стали добрее и внимательнее относиться друг к другу.

— Говоря о конфликтах и детских суицидах на этой почве, хотелось бы обратить внимание на другую сторону вопроса, о которой обычно почему-то молчат. Ведь родители часто даже не догадываются об этих конфликтах. Страшно, что ребенку даже в голову не приходит поделиться с ними.

— Действительно, семья, родители могут либо снимать остроту проблемы, либо усиливать ее. Многие дети испытывают двойной пресс — непонимание не только в школе, но и в семье. А все потому, что многим родителям также не хватает элементарных педагогических знаний, тогда как массовая педагогическая пропаганда в стране почти полностью отсутствует.

— Во Франции педагог дал шестикласснику пощечину за то, что тот назвал его «задницей». Сначала учителя арестовали, но затем выпустили, так как 15 тысяч его коллег и родителей учеников городка Берлемон подписались под письмом в его защиту. Часто ли российские педагоги обращаются за помощью в разрешении конфликтов, или это в основном родители?

— Да, такие случаи достаточно часты. Педагогов эти проблемы волнуют не меньше, чем родителей.

— У нас в стране до сих пор существуют откровенно халтурные вузы, служащие только для выдачи корочек. Попадает такой «специалист» в школу и, видя перед глазами талантливого ученика, который превосходит его по внутреннему потенциалу, начинает испытывать комплексы. Часто это выражается в попытках настроить класс против «самых умных». И пока есть такие явления, конфликты будут возникать постоянно.

— К сожалению, и такое бывает, а кардинальное изменение ситуации в школе требует длительного времени. Важно, чтобы в этих ситуациях умный ребенок понимал, что у него есть надежный «тыл», и родители — «на его стороне». Кроме того, как я уже говорила, необходимо учить и педагогов, и детей, и родителей уважительно относиться друг к другу и уметь решать конфликты.

Татьяна СМЕЛКОВА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь