Алексей Полухин

Дочки-матери

Об отсутствии ответственности у сына за отца известно с библейских времен. Для современной российской экономики принципиален другой вопрос: в ответе ли «мать» за «дочку» и «дочка» за «сестру»?



Споры вокруг договора между «Тверской генерацией» (теплоснабжающее предприятие Твери) и «Газпром межрегионгаз Тверь» разрешит Арбитражный суд. Принципиальное разногласие ресурсных компаний заключается в дате начала действия соглашения: с 1 июля, когда «Тверская генерация» начала свою деятельность на тверском рынке, или с 15 сентября, когда газовики направили проект документа.

От срока заключения договора зависит возможность применения или не применения повышающего коэффициента, что в материальном выражение равняется более 70 млн рублей. Не такие большие деньги для топливно-энергетического рынка (даже такого кризисного, как тверской), но, по всей видимости, здесь в дело вступает другая мотивация.

За то время, как компании пытаются прийти к общему знаменателю по срокам, «Тверская генерация» сменила владельца: ТГК-2 продала «дочку» «группе промышленных компаний» и ушла с тверского рынка, таким образом исполнив свое давнее намерение. От одиозной компании (разобраться с которой просил лично Владимир Путин) в Твери осталось только одно напоминание: долг «дочки» ТГК-2 предприятия «ТКС» в размере 4,6 млрд рублей.

В реальность того, что «Газпром межрегионгаз Тверь» когда-нибудь удастся вернуть себе средства, скорее всего, не верят даже в самой компании. Дело не только в сложности самой процедуры возвращения долгов. «ТКС» банкрот, все имущество было передано другой дочке ТГК-2 – «Тверской генерации», в последствие проданной. По сути, в настоящий момент предъявить претензии можно только «ТКС», у которой нет ни имущества, ни источника доходов.

В «Газпром межрегионгаз Тверь» схему, похоже, поняли раньше других. Поэтому, скорее всего, и пытались отключить газ 1 июля. Перекрывали поставку на тверские ТЭЦ и котельные, которые формально находились в аренде «Тверской генерации», но всем понятно, что это была, прежде всего, попытка начать урегулирование спора с долгами ТКС и ТГК-2. Именно для этого газовики, вероятно, пытались вызвать в суд представителей обоих компаний, правда не нашли поддержки у судьи.

Нежелание «Газпром межрегионгаз Тверь» заключать договор с очередной «дочкой» ТГК-2 вызвано не плохим настроением директоров. Это, во-первых, попытка обезопасить себя в финансовом плане. Плюс, во-вторых, маленький шанс вернуть хотя бы часть долга «ТКС». Пусть и достаточно сомнительным способом через повышающийся коэффициент для другой «дочки» ТГК-2.

Иначе говоря, Арбитражный суд Тверской области в настоящий момент решает, не с какого момента считать договор между компаниями заключенными. Суд фактически решит дать или не дать газовикам возможность вернуть хотя бы часть долга. Так как привлечь к ответственности материнскую компанию (ТГК-2) за долги «дочки» (ТКС) возможности нет, для «Газпром межрегионгаз Тверь» остается единственная возможность возложить ответственность за «дочку» на «дочку» («Тверская генерация»).


Алексей Полухин

Герои новостей бегут под колеса

Регулярно прогуливаясь по городу, я наблюдаю за будущими героями моих новостей: вот две дуры через три полосы на красный перебегают, вот кретин 120 км в час по городу мчится, вот баран в переполненную маршрутку залезает. Эти люди рано или поздно попадают в сводку новостей. В любом случае. Как потерпевшие или как виновные – вопрос частный.

Меня всегда удивляет, зачем люди рискуют жизнью ради нескольких минут, которые они проведут на своей скучнейшей работе в офисе или продавая спортивные штаны. Все они, как и я, кстати, наверняка не попадут в историю. Потому что туда попадает даже не 1%, а 0,0000001% всех людей. Я имею виду историю, доступную большинству, а не чокнутым профессорам, проводящим сутки в архивах.

От того, что они погибнут в следующую секунду, никому не станет хорошо. Даже им. Это не ключевой момент жизни, когда ты либо перебегаешь дорогу и побеждаешь, либо тебя сбивают, и ты проигрываешь. Это просто мгновение, в которое ты очень рискуешь, чтобы вовремя прийти на скучную работу.

Все эти люди имеют возможность еще много-много лет наслаждаться простыми вещами, если не будут прыгать под машины. Например, есть бутерброд с маслом и сыром – это дико вкусно, на самом деле. Или наслаждаться первым теплом весны, что звучит романтично и даже по-девичьи, но каждый брутальный мужик любит этот момент не меньше 16-летней девчонки, в первый раз идущей на свидание.

Ну, в моем детстве девочки в 16 лет на свидание шли в первый раз, сейчас все изменилось. Это, кстати, тоже неплохо, потому что каждая девушка должна ходить на свидания как можно чаще.

Однако! Вместо того, чтобы есть бутерброды с сыром, встречать весну, спать по воскресеньям и радоваться жизни, люди стремятся умереть. Они имеют возможность жить для себя или для кого-то, поскольку смерть их не нужна никому. В глобальном плане, конечно, а не в момент пьяной поножовщины невоспитанных многоуважаемых россиян.

Наблюдая за этими героями, я прохожу мимо двух зданий – Советская, 11 и Советская, 44 – и понимаю: вот эти персонажи еще жестче. Полный хардкор. В силу своей компетенции и полномочий и в связи с периодически возникающими обязанностями поднимать и взращивать, чиновники вынуждены принимать управленческие решения. Решения эти порой похожи на парней с района, которые срывают цветы с клумб в центре городе: один сорвал – незаметно, два – ничего, три – нет цветов в клумбе.

Но даже эти управленцы интереснее тех, кто перебегает дорогу на красный перед летящим 120 км в час автомобилем, который только что подрезал переполненную маршрутку.

Я прихожу на свою интересную работу, где мне иногда позволяют писать нечитаемые никем «простыни» про чиновников, депутатов и руководителей. Я узнаю, что где-то кто-то кого-то сбил и об этом срочно нужно рассказать каждому жителю Твери, поскольку большинство должно быть уверено, что кому-то не повезло еще больше. И мне приходится писать.

Люди! Если вы дочитали этот текст до конца, в чем я сомневаюсь, поскольку вы не любите больших текстов, пожалуйста! — не перебегайте через три полосы движения! Не гоните 120 км в час по городу! Не залезайте в переполненную маршрутку! Я больше не хочу писать про идиотов!


Алексей Полухин

Не мешки ворочать

Среднестатистический житель России (и житель Твери тоже) обладает феноменальным умением находить оправдания безделью. Любовь к лени может сравниться только с любовью к разного рода мотивирующим цитатам. Вот и получается, что толстая девочка с котенком на аватарке по десять раз на дню рассказывает своим подругам в социальных сетях, что "мальчики любят спортивных девушек", а мастер Доты 90 уровня (честно не знаем, как там уровнями меряются) сыплет бизнес-цитатами.

Законодательная ветвь власти на муниципальном уровне в этом плане находится в идеальных условиях: при желании она может не делать примерно ничего, между тем создавая видимость бурной деятельности.

В прошедшую пятницу, 25 апреля, Сергей Делаков (комитет по транспорту, Тверская городская Дума) и Сергей Аксенов (местное самоуправление, там же) пришли на прямой эфир радио "Серебряный дождь Тверь", чтобы донести до народа свою позицию по поводу намерения администрации провести оптимизацию городской сети движения общественного транспорта. Понять, что именно это собираются обсуждать народные избранники, стороннему слушателю было невозможно: ведущие разбирались в вопросе на уровне понимания учениками младших классов молекулярной физики, так что лейтмотивом беседы был великолепный ни к селу ни к городу вопрос: "Согласны ли вы с планами администрации запретить маршрутки?".

Звонили автолюбители и говорили, что будут очень довольны, если с улиц исчезнут маршрутки. Следом жители разных районов указывали, что можно отменить все маршрутки кроме той, самой единственной, на которой передвигаются по городу они. Парад абсурда достиг апогея, когда до эфира дозвонилась женщина преклонного возраста и попросила создать новый маршрут, который будет возить её из «северной Тьмутаракани» города в «южную Тьмутаракань». А то сейчас такой маршрутки нет, и ей приходится ездить с пересадками.

На этом, в принципе, можно было заканчивать, потому что вывод уже напрашивался: жители города не готовы пожертвовать частью своего комфорта для создания условий всеобщего удобства, но каждый готов пожертвовать чужим комфортом ради собственного.

Для обычных граждан такая позиция имеет право на существование, но не для депутатов. Поэтому Сергею Делакову пришлось рассказать о тысячах подписей жителей, которые выступают против планов администрации по оптимизации схемы движения городского транспорта. Замечательно, что депутаты ТГД прислушиваются к народу, особенно если учесть, что все подписавшиеся стопроцентно являются специалистами в транспортной сфере и протестуют именно против планов по оптимизации схемы общественного транспорта, а не против запрета маршруток.

Сергею Делакову же остается пожелать последовательности. Мы, может, что-то пропустили, но не припомним, чтобы депутат во время обсуждения изменений в Устав города встал и воскликнул: "Коллеги! Доколь мы будем мнение народное игнорировать? Вернем же простому люду прямые выборы мэра, раз он так хочет их, что готов обсуждать эту тему круглые сутки". Тогда Сергей Делаков не встал и не воскликнул. Не озвучил мнение горожан. Хорошо, что хоть сейчас вспомнил про него. Правда ни от Делакова, ни от Думы, ни, тем более, от жителей города сейчас не зависит ничего, так что можно поиграть в демократию без особых рисков.

Ряд депутатов Тверской городской Думы в последнее время сильно полюбили различные обсуждения, слушания и дискуссии. Вот и сейчас Сергей Делаков предлагает на каждом маршруте провести обсуждения, в рамках которых спросить: не против ли пассажиры данного маршрута его сократить. Хотя уже сейчас понятно, что большинство будет «против». Просто так устроена человеческая натура – никто не захочет покидать зону собственного комфорта.

Для депутатов же плюсы подобных обсуждений очевидны: народ спокоен, делать ничего не надо, виновата во всех бедах администрация. Таким способом городская Дума заобсуждала уже не одну реальную проблему. Это просто легче, чем попытаться решить насущный вопрос.


Алексей Полухин

Хождение хипстеров

Хипстеры пошли в народ. Перестали писать в фейсбук о взаимосвязи крабов и первых лиц государства, складывать украденные проценты и искать повод свалить туда, где их никто не ждет, и двинулись к менее интеллигентным согражданам. Ждет ли связанный скрепами консерватизма и воспитанный в патриархальных традициях народ хипстеров, покажет время.



Сегодня, 18 марта, директор Института регионального развития Павел Парамонов и куратор фестиваля «Верь в Тверь» Дарья Фейгина на совместном пресс-завтраке объявили, что сделать жизнь в Твери лучше можно только «снизу», а потому необходимы усилия каждого из нас. Ну, или почти каждого. Делать жизнь лучше и веселее предлагается в рамках «фестивуса М10», который растянется на несколько месяцев и станет ежегодным.

«М10» - это, кстати, не трасса «Москва – Санкт-Петербург», а фестиваль урбанистики. Его организаторы собираются объединить вокруг себя креативный класс и сделать из Твери современный благоустроенный город (правда, не сразу).

Идея «хождения в народ» не нова и впервые была озвучена даже не в «Симпсонах», а во второй половине 19 века в среде демократической молодежи Александром Герценом.

Разочаровавшись в бесконечных попытках взорвать всех «жуликов и воров», студенты прошлого неожиданно поняли, что нереально свергнуть «кровавый режим» в стране, где большинство жителей верит в то, что этот самый режим им послал лично Бог.

Продолжая логическую цепочку, интеллигенция ринулась в земства объяснять, что между властью и Богом нет прямой телефонной линии, крестьянам необязательно выживать, а можно прямо-таки жить, а заодно начала поднимать земское образование, культуру и медицину. Революции тогда не произошло, зато жизнь на селе хоть немного, но стала лучше.

Современные хипстеры и интеллигенция наконец начали отвлекаться от репостов Навального и переняли теорию малых дел.

Проект «Probok.net» внес предложений для улучшения организации дорожного движения в Твери больше администрации города, детские дома не успевают принимать волонтеров, а пресловутое «гражданское общество» перестало ждать импульсного толчка от власти и стало развиваться самостоятельно.



В этой связи, задумка Павла Парамонова и Дарьи Фейгиной - провести фестиваль урбанистики в городе, где о комфортной городской среде слышали только на совещаниях в кабинетах администрации, но ни разу не встречали в реальности - очередная попытка убедить жителей Твери в том, что, если они не захотят сами, ничего не изменится. При этом мало захотеть, надо еще и встать с дивана.

Подобный вариант «тихой революции», когда граждане перестают надеяться на позитивные движения сверху и начинают сами действовать, приносит больше реальной пользы и содержит в себе больше угрозы для тех, кто доводит стабильность до стагнации, чем многочисленные митинги. Уже этого достаточно для того, чтобы выразить «Фестивусу М10» поддержку.

Опасности, по сути, всего две. Первая состоит в том, что интеллигенция снова замкнется в своем узком кругу, и фестиваль, который должен стать народным, до народа так и не дойдет, как и сама интеллигенция. Вторая намного банальнее – «крестьяне», как и в 19 веке, снова предпочтут ждать царской воли, пить и жаловаться на проблемы, лежать на диване, но ничего не делать.

Если организаторам «М10», да и всем остальным «хипстерам», удастся преодолеть две стены, которые вечно разделяют народ и интеллигенцию – самовлюбленность одних и инфантильность вторых – то новый виток «хождения в народ» достигнет своих результатов.

В противном случае фестиваль урбанистики останется в памяти жителей Твери как «ремонт дорог»: разговоров много, а бампер и госномер все равно придется искать по колено в луже.



Стрит-арт (с) agon_noga, СПб


Алексей Полухин

Мужики не танцуют

История трех подростков из Ржева, которые «попробовали повторить это над Вечным огнем», напоминает мне суд над «Пусси Райт». Не адской базой доказательств, не целью танцев и уж тем более не масштабом. Простой озлобленностью, и готовностью общества сажать.

Оба эти танца не понравились общественности, поскольку оскорбили ее чувства. В одном случае религиозные, как бы бредово это ни звучало, во втором – историко-патриотические, что справедливо, поскольку «война коснулась каждой семьи». Оскорбленная общественность во все времена занималась одним – сажала, вешала, забивала камнями. В некоторых особо передовых странах Ближнего Востока так поступают до сих пор.



Тверской сегмент интернета еще никогда не был так един в реакции – подростков, которые выложили видео с танцами без штанов, призывают сажать на реальные сроки, обещают при случае устроить самосуд, а мамочки с ребенком и пивом на аватарке рассуждают об их воспитании. Комментаторы в сети на то и нужны, чтобы быть «смелыми», «умными» и «справедливыми». Некоторые издания от них не отстают и в репортажи из зала суда вставляют ненужную экспрессию и казаков, появляющихся, словно Чип и Дейл, везде, где, по их мнению, Отечеству гибель грозит. Мультяшные герои, правда, в отличие от казаков, обладают незапятнанной репутацией и редко нападали вдвоем на одного, но не о них сейчас речь.

В Ржеве бум патриотизма, подобный буму православия после танцев девочек из «Пусси Райт», и подобный популярности книги «Идиот» после экранизации ее на «Первом» канале. Все ринулись восстанавливать памятники, как будто без танцев подростков этого нельзя было сделать.

Если российское правосудие действительно обслуживает власть и с этой целью периодически удовлетворяет кровавые желания общественности, таким образом заигрывая с ней, то тем парням не поздоровится – им влепят «двушечку».

Так посадили «Пусси Райт», под давлением тех, кто ничего не понимает в православии, не знает, что такое алтарь и думает, что Бог - это седой старик на небе. Так собираются сажать парней – под давлением казаков, верующих в решающую роль кавалерии в Великой Отечественной войне, и мужиков, считающих, что пить пиво в парке Победы можно, а танцевать нельзя.

Этот народ можно грабить, убивать и насиловать, но не оскорблять. Этот народ гордый.

Если верить осуждающим, то создается впечатление, что подростки снимали штаны и танцевали, потому что хотели лично воскресить Гитлера и поменять итоги войны. Успокоиться надо всем: скорее всего, причиной съемок был алкоголь и слабо реализованная подростковая сексуальность. Почему вся область проснулась оскорбленной – непонятно. Нет, танцы над Вечным огнем – плохая затея, но за это не нужно сажать на реальные сроки. Или кто-то всерьез думает, что из тюрьмы трое ребят выйдут патриотами?

На обиженных и оскорбленных воду возят и ЛГБТ пропагандируют.

Война унесла много жизней, и действительно коснулась каждой семьи. Давайте не будем постфактум подкидывать в ее огонь еще дров в виде жизни парней и сажать их на реальный срок. Ведь в законодательстве есть много прекрасных способов наказать – принудительные работы, например. Тем более, что до 1-ого сентября еще целый месяц…


Алексей Полухин

Дина должна быть первой

Совершенно логично, что «Первый» канал показывает «Евровидение» полностью, включая два полуфинала, – среднестатистическому россиянину необходимо постоянно зрелище, жажда которого не приедается ни хлебом, ни пивом. Желательно, чтобы «зрелище» было предельно понятно с точки зрения «патриотизма». Обычный россиянин перед телевизором должен на сто процентов быть уверен, что есть «плохие» и есть «хорошие». «Хорошие» всегда еще и «наши»», и за них надо болеть, неважно сборная ли это по хоккею, офицеры белой армии в годы гражданской войны или Дина Гарипова.

Когда во время «Евровидения» российский сектор Twitter’а превращается в конкурс юмористов, также понятно. На той прокуренной  кухне, в которой среднестатистический россиянин смотрит конкурс песен по «Первому» каналу, не пользуются twitter’ом, так что их патриотизм не пошатнется ни на йоту, а для микро-блогеров шутка порой важнее инфоповода. Благо «Евровидение» действительно хороший повод пошутить.

Мы даже готовы принять как данность, что по «Первому» каналу сразу после финала «Евровидения» собралась пара сотен человек, и с криками «молодец!» встречали пятое место. Как победу. Бог с ними, у них совершено другие представления о победе, видимо, раз пятое место приравнивается к триумфу. Для многих даже первое место на «Евровидении» — не повод кричать «Виктория!» и выходить на улицы.

Но когда по поводу пятого места приятной со всех точек зрения Дины Гариповой высказывается в духе «не забудем, не простим» министр иностранных дел Сергей Лавров, начинаешь сомневаться в реальности всего происходящего.

Какие недополученные десять баллов от Азербайджана? Кому это интересно? Или даже не так: почему заниматься этим вопросом должен лично министр иностранных дел? У него реально нет других дел, чем отстаивать десять баллов, которые якобы украли у российской участницы на конкурсе песен и плясок?

Ситуация отчуждения власти от народа достигла такого уровня, что постепенно становится стыдно. Стыдно признаваться самим себе, что вот это наша власть и мы ее заслужили.

Вот депутат борется с геями, и мы его выбрали. Стыдно? Стыдно… Вот второй предлагает все иностранные слова заменить на русские. Стыдно? Смешно и стыдно… Потому что и его мы выбрали. Ни одного ребенка америкосам, ни одной бутылки минералки из Грузии, ни метра площади оппозиции – этих людей тоже выбрали мы.

Зарыться головой в песок и говорить тихо-тихо: «Ребята! Мы ни в чем не виноваты! Они сами пришли!». И как только ты так подумал и немного успокоился, очередная контора социологической статистики расскажет тебе, что 75% населения считают необходимыми принять симметричный ответ на украденные голоса Дины Гариповой. Он, этот опрос, еще не появился, но будьте уверенными – он уже готовится. «Малахов» готовит микрофон. Телевизоры включаются.

Дина Гарипова должна быть первой. И у нас есть сто тысяч солдат, чтобы доказать это. В стране победившей православно-патриотичной демократии быть адекватным — признак плохого тона. Как минимум. Или работы на Госдеп, как максимум.

Top.Mail.Ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика