09.04.2009

Кризис – 2009: болевые точки

Странное дело, впервые за 15 лет я перестал читать свои любимые экономические издания. Помню в 1994 г., впервые купив «Коммерсант», я взахлеб прочел его, и эта газета, а затем и «Ведомости» стали ежедневными спутниками жизни. Поначалу я их собирал, вырезал статьи, но, с годами поняв, что не перечитываю вырезки, бросил это «романтическое» дело. В 2009 г. любимые «Ведомости» были куплены раз 10-15. Вначале это было странно, но вот то один, то другой знакомый объявили о похожих симптомах, и стало ясно, что это системное «заболевание» российских менеджеров: зачем читать каждый день про то, что все плохо и самое главное — не понятно?

 

Все знают о кризисе, о его коварстве и силе, о его следствиях и причинах, но никто не знает, сколько он продлится — так казалось и нам, но, посетив ряд конференций, стало все больше и больше казаться, что у многих выступающих о кризисе тоже кризис. Кризис четких формулировок, причин, и самое главное — много… мистики в рассуждениях. Впору снимать фильмы о кризисе: злые волшебники из Федеральной Резервной Системы США нажали на кнопки, и триллионы «сумасшедших» долларов пропали, обрушив цены, ставки и котировки! Но, увы, в марте продолжились многочисленные увольнения, и люди ищут работу, так что сделаем очередную попытку просто и понятно описать основные, на наш взгляд, проявления кризиса в России и вкратце проанализировать антикризисную программу Правительства РФ, опубликованную в марте 2009 г.

Наш читатель в основе своей человек, трепетно относящийся к своему времени, и автор принял решение использовать сухой и формальный слог для четкого формулирования своих мыслей.

Итак, возьмем пять основных болевых точек российской экономики, которые вскрыл кризис.

Кредитование: банки не кредитуют граждан и предприятия, те в свою очередь не могут выполнить свои обязательства и порождают неплатежи. Это отражается на ликвидности, в том числе и банков, которые тоже не могут выполнить свои обязательства, что приводит к резкому замедлению кредитования. Снижение денежной массы у хозяйственных субъектов приводит к падению спроса, что порождает затоваренные склады, не позволяет продать произведенную продукцию и приводит к банкротствам. Государство перечисляет деньги банкам с просьбой передать их гражданам и предприятиям, но банки боятся, так как заемщики не могут объяснить, кому они продадут товар и услугу, а объяснить не могут, потому что… в том числе банки не кредитуют и граждан, и предприятия. Тем временем на корсчетах банков копятся деньги, которые они… не могут никому одолжить. Вот такой макроэкономический феномен.

Потребительский спрос: стимулирование потребительского спроса является одной из важнейших антикризисных мер. В докризисной России эту задачу с успехом выполнили банки, околдовав россиян таким волшебным словом «кредит», и миллионы россиян исполнили свою мечту в считанные дни, став обладателями яхт, машин, новеньких телевизоров и даже квартир. Некоторые из них не сильно заботились о том, что срок кредита мал, ставка высока — столько лет ожидания новых приобретений затмили разум многих заемщиков. Заработная плата уверенно росла, бонусы платились, доллар стабильно падал и наконец затих. Слово «риск» стало совершенно несовременным в России 2006-2007 гг. И вот кризис — банки не кредитуют, начались снижения заработной платы, увольнения и самое главное — негде перекредитоваться: у некоторых все уже заложено, а иным банки просто не дают по причине того, что не понятно, с чего заемщик отдаст долг (см. абзац — кредитование). Таким образом, два самых главных источника потребления — кредиты, заработная плата и бонусы — стали реально сокращаться. А проклятый банковский долг в силу просрочек стал расти. Что, впрочем, абсолютно НОРМАЛЬНО. Государство перечисляет деньги банкам с просьбой передать их гражданам и предприятиям с целью оживить потребительский спрос, но банки боятся, так как… (см. абзац — кредитование). Некоторые либеральные экономисты говорят какие-то странные вещи, в частности, что меры правительства должны быть направлены на предотвращение гуманитарных катастроф и облегчение для граждан процесса приспособления к новой структуре экономики. Помогать надо не предприятиям, ибо собственники, принявшие неправильные инвестиционные решения, некомпетентные менеджеры должны сами нести бремя ответственности. Помогать нужно людям — гражданам, потребителям. Повышать пособия по безработице, пенсии. Обеспечить переподготовку кадров, субсидировать процентную ставку для новой самозанятости. В депрессивных регионах освободить граждан от налогов и т.д. Но в ход идет любимая «страшилка» государственных экономистов — инфляция. По крайней мере, еще в декабре 2008 г. пугать всех инфляцией было просто и легко, пока не стало очевидно, что инфляция, вероятно, и будет, но может статься так, что создавать ее будет некому — гражданам просто будет не на что покупать товары и услуги, в том числе и российского производителя. Вот такой макроэкономический прогноз.

Инфляция: долгие годы исследования экономических планов российского правительства привели автора к мысли, что инфляция является абсолютным экономическим злом для России, и самое важное — это борьба против инфляции. Не важно как, но инфляция, как и фашисты, должна быть остановлена. Пусть погибнут люди, пусть встанут заводы, но деньги печатать не будем, и инфляция, заданная правительством и одобренная Думой, превышена не будет. Данный подход успешно привел Россию при активном участии МФВ к грустному дефолту 1998 г. С тех пор стенания по поводу инфляции несколько снизились, но через пару лет ею снова стали всех пугать. Что же может остановить инфляцию, кроме «убитого» в 2002-2007 г. курса доллара США? В классической теории это хорошие конкурентные отечественные товары, произведенные на высокотехнологичном оборудовании с низкой себестоимостью, которая из-за бесконечного научно-технического прогресса должна постоянно снижаться. Для этого нужно построить современные заводы на территории России, на которых будут работать россияне, которые будут получать за нормальную продукцию нормальные деньги и не будут покупать только западные и китайские товары, а будут покупать хорошие и недорогие отечественные продукты и услуги. И решает этот вопрос сбалансированная промышленная политика. Вот такой макроэкономический рецепт против инфляции. НО… читай следующий абзац.

Промышленная политика: не один лесной массив был потрачен на написание и чтение планов по развитию промышленной политики России, но до 1998 г. это был «моветон», так как на инвестиции в развитие отечественного производства не было денег. А что потом? В 2002 г. из-за рывка цен на нефть Россия стала богатой и уважаемой страной и продекларировала начало новой индустриальной эры. Был создан специальный фонд (помнится, его руководство было поручено Г. Грефу), были приняты многочисленные планы, ФЦП и т.д. Надо было просто подать заявку, обосновать целесообразность проекта, представить бизнес-план, доказать значимость, нанять консультанта, пройти экспертизу — в общем, фонд никак не мог начать нормально работать, но виноваты в этом были, естественно, сами предприятия, так как в общем… виноваты. Одновременно с этим появилась новая суперидея — копить деньги и гасить внешний долг страны. Она была блестяще выполнена: сейчас накопленные деньги успешно тратятся, и если бы не он, пришлось бы совсем худо. Но как там промышленная политика? Государственная статистика показывает блестящие цифры: из года в год количество инвестиций в страну росло, капитализация фондового рынка увеличилась многократно, золотовалютный запас тоже, по всей стране НАЧИНАЮТ строиться и модернизироваться заводы. Но небольшой нюанс: без модернизации заводы просто встанут, и некоторые из них лучше вообще «снести» (но т.к. они зачастую градообразующие, то это запретные мысли), а многие из декларируемых проектов по новым производствам являются «сборочными», т.е. западный продукт собирается в России. Простейшая формула удешевления себестоимости для западных концернов подносится как инвестиционное достижение. И все бы ничего в этой идиллии, если бы не коварный кризис, который на 30% поднимает стоимость доллара, а так как большинство продаваемых товаров и услуг в России привязано к западным комплектующим и составляющим, цена неуклонно растет, и, о ужас, порождает инфляцию. Например, растут цены на лекарства, да так резво, что возникает угроза здоровью нации. А в принципе за пять лет можно было построить в России пару фармацевтических заводов, и экономия на цене была бы сопоставима, наверное, с затратами на их строительство. Про фондовый рынок промолчим — его просто не существует. Про долги госкомпаний западным банкам промолчим — к делу прямо не относится. И вообще, после кризиса бизнес-планами не машут. Вот такой макроэкономический нюанс.

Учетная ставка: И, наконец, самый простой и самый парадоксальный элемент кризиса. Для того чтобы остановить кризис, надо, в принципе, наполнить экономику деньгами и приостановить инфляцию. Для этого испытывающим трудности предприятиям даются кредиты, но чем выше ставка по кредиту, тем выше его затраты, тем выше цена, тем труднее их продать и тем проще породить инфляцию. Все это очевидно, понятно и т.д. Центробанки всего мира снизили ставки, и LIBOR стремительно стремится к нулю — в Японии почти ноль, в Европе почти 1%, в США примерно так же. Банки стремятся облегчить для предприятий изготовление продукции и ее продажу, низкая процентная ставка успокаивает население и позволяет рассчитать свой денежный поток, себестоимость не растет, что позволяет компаниям также спрогнозировать продажи и экспортные цены. Но в России учетная ставка не снижается и даже растет, что вкупе с непонятными прогнозами (см. абзац — кредитование) приводит к тому, что реальная ставка выползает за 25% годовых, что в условиях кризиса ставит вопрос о целесообразности такого кредита. Без комментариев. Вот такой макроэкономический парадокс.

На наш взгляд, понимание данных моментов абсолютно необходимо для ясных и простых рассуждений. Не первый кризис случается в мире, и молодой российской экономике не стоит изобретать велосипед, а, вооружившись терпением, изучать опыт выхода различных стран из кризисов. Конечно, такого коварного и непредсказуемого кризиса еще не было, но и прогресс не стоит на месте. В марте 2009 г. была опубликована антикризисная программа правительства. Начав читать ее со скепсисом, я не заметил, как пролетел час, настолько логично и правильно, как мне показалось, она написана. Заслуживает уважения такой труд. В любом случае ее надо прочесть. Без сомнения, программа начинает обсуждаться, она будет скорректирована, но сам факт ее появления наконец-то ставит некую точку в столь изматывающей наше общество неопределенности, которая сама по себе и является самым ужасным порождением кризиса.

Возьмем пять основных позиций, которые показывают, что наше правительство понимает, что нужно делать сейчас.

1. «Публичные обязательства государства перед населением будут выполняться в полном объеме. Будут расширены масштабы деятельности государства в сфере занятости, противодействия росту безработицы, развития программ переобучения и переподготовки работников, находящихся под риском увольнения».

Комментарий: классический прием, который детально прописан в Программе. Это не может не радовать. Но есть опасение, чтобы данные материальные увеличения не были автоматически съедены возможной инфляцией.

2. Правительство не будет вкладывать деньги налогоплательщиков в сохранение неэффективных производств. Предприятия, повысившие в последние годы свою эффективность, вправе рассчитывать на содействие государства в решении наиболее острых проблем, вызванных кризисом.

Комментарий: этот тезис порождает надежду на то, что выделяемые деньги не будут проедаться, но самый важный вопрос: каковы будут критерии определения эффективных компаний и что делать с градообразующими предприятиями – вечный конфликт между желанием закрыть ненужные компании и сохранить рабочие места? Кто будет отбирать достойных? Кто и как будет контролировать отбирающих?

3. «Основой посткризисного восстановления и последующего поступательного развития должен стать внутренний спрос. В условиях кризиса важную роль будет играть внутренний спрос со стороны государства (госинвестиции и госзакупки), но по мере стабилизации ситуации частный спрос (на жилье, потребительские товары, услуги отечественного производства) будет играть все большую роль, и правительство предпримет все необходимые меры к его наращиванию.»

Комментарий: государство берет на себя эту важнейшую задачу, но, по сути дела, это тезис о том, что именно государство становится основным регулятором рыночной экономики, наполняемости того или иного сектора экономики деньгами. Как будет определяться целесообразность и денежный размер той или иной меры? Будет ли публичное обсуждение данных мер? Как будут подводиться итоги и как будет определяться результат проводимых денежных вливаний? Программа довольно детально описывает планируемые меры (не будем здесь их описывать), но именно эта детальность и порождает опасение невыполнимости продекларированных мер.

4. Ответственный бизнес должен быть освобожден от давления чиновников. Правительство продолжит снижать административные барьеры для бизнеса, являющиеся одной из причин коррупции. Будет также предложен новый комплекс мер, позволяющий малому бизнесу успешно развиваться в условиях кризиса.

Комментарий: об этом можно было только мечтать. Например, проверки малых компаний будут осуществляться не чаще, чем три раза в год, а внеплановая проверка — только с санкции прокурора, налог на прибыль снижается до 20%. Весьма актуальная и разумная мера. Но если вдруг данная декларация будет нарушена, появится ли у собственника право оспорить работу своего самого главного благодетеля? Ведь иностранные инвесторы последние 10 лет только и говорили, что основная проблема России — слож-ность в защите своих прав в судах.

5. Главная модернизационная задача правительства — смена сложившейся модели экономического роста. Вместо «нефтяного» роста мы должны перейти к инновационному. Будут поддержаны важнейшие инновационные процессы, включая повышение энергоэффективности экономики.

Комментарий: если данная декларация начнет работать, это будет просто прорыв. Все дело в команде, которой поручат это весьма сложное дело. А как она формируется? Сформирована ли она вообще? России не удалось за последние 17 лет решить этот вопрос, что поможет решить его сейчас? Ведь приказом данный сложный и очень трудоемкий вопрос не решить. Здесь необходимо привлечение успешных и профессиональных менеджеров, чья философия не поддерживать процесс, а добиваться цели, но путем ПЕРЕСТРОЙКИ системы. Готовы ли чиновники и правительство реально менять существующую «комфортную» модель страны?

Полный вперед. Сформировать команду, поставить цели, мотивировать чиновников, прописать понятные процедуры. Это наш общий проект. Правительство написало сильную программу. Но отсутствие четких критериев, размытость некоторых формулировок обязательно породит лоббизм и перекосы в предоставлении льгот и государственных гарантий, что может привести к искажению их смысла и не дать прогнозируемого эффекта. Цена ошибок и протяжек может быть велика. Отрадно, что с неопределенностью, а значит, и со страхом ситуация выправляется. «Единственное, чего нам следует бояться, — это страха: отчаянного, безрассудного, неоправданного ужаса, который парализует усилия, необходимые для превращения отступления в наступление», — говорил Франклин Делано Рузвельт, который по-прежнему считается одним из величайших президентов США именно потому, что ему удалось победить панику и страх.

Если правительство начнет выполнять свой план системно, день за днем, шаг за шагом, это будет настоящая победа.

И не будет таких статей.

Марат Карапетян,
кандидат экономических наук, член правления Тверского делового клуба
(менеджер с 14-летним стажем)


Количество показов: 3027

Возврат к списку






На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь