02.04.2009

На Минфин надейся, а сам не плошай

Спад российской экономики в 2009 году ожидается на уровне 2,2%. Безработица в стране официально составила более 2 миллионов, а реально — около 6 миллионов человек. При этом ни наши, ни зарубежные эксперты не берутся предсказать, сколько продлится кризис. Однако ускорить выход из кризисной ситуации все-таки можно. Об этом в интервью нашему изданию рассказал депутат Государственной Думы РФ, председатель думского комитета по безопасности Владимир ВАСИЛЬЕВ
 

 

— Владимир Абдуалиевич, 26 марта на совместном заседании Высшего совета и Генерального совета партии «Единая Россия» обсуждалась антикризисная программа правительства, на реализацию которой будет направлено около 4 трлн рублей. На чем в ней сделаны акценты?

— Давайте начнем с того, что многое уже сделано. Антикризисный план правительства реализуется полгода. Работают многие меры налогового стимулирования, увеличены пособия по безработице и индексация по социальным выплатам. Оказана поддержка банковской сфере и защищены вклады до 700 тысяч рублей, сформирован список стратегических предприятий и начала работать программа по их поддержке. В новом проекте бюджета на 2009 год отражены все антикризисные меры кабинета министров. Даже в условиях резкого снижения доходов (на одну треть по сравнению с 2008 годом) предусматривается некоторое увеличение расходов на социальное обеспечение граждан.

Так, расходы на выплату пенсий увеличены до 37%. Таким образом, важнейшим приоритетом антикризисной программы является социальная защита населения. В частности, правительство планирует на 95% софинансировать программы занятости в регионах. На эти цели в проекте бюджета-2009 будет выделено 43 млрд рублей.

— Российские эксперты не берутся предсказать, когда закончится кризис. Вы недавно были на финансовом банковском форуме в Цюрихе, где выступали ведущие специалисты в этой области — какие у них прогнозы?

— У них тоже, к сожалению, прогнозов нет. Но зато есть повод для оптимизма, потому что, на мой взгляд, изменилось само отношение к кризису, а это очень важно. Из России на форум в Цюрих приехала масса представителей (многие, заметьте, за свой счет) банковского и бизнес-сообщества. Все сидели до конца, принимали активное участие в обсуждении, задавали вопросы. Очевидно, кризис стал главным вопросом повестки дня. Причем не только у бизнеса, но и у всего населения нашей страны. Не первый год мы с руководителем колхоза «Красный Путиловец» Иваном Паплевченковым пытаемся возродить крестьянский уклад в селе Прямухино, предлагая личным крестьянским хозяйствам выращивать голландский картофель по высокопродуктивной технологии. Но если до сих пор хозяйственная активность была низкой, то в этом году мы расширили географию проекта, включив туда Некрасово, Колталово, Красную Гору и Свапуще. Заявок на семенной картофель поступило столько, что придется даже увеличить объемы закупок. Это говорит о том, что кризис начинает «наводить порядок» в головах у людей: они задумались, как будут жить дальше, и поняли, что меры, которые предпринимает власть, это хорошо, но позаботиться о себе они должны сами. И начали сажать картофель, овощи, как это было раньше. И очень правильно, потому что сейчас на селе ситуация парадоксальная — в сельские магазины завозят не только свежую, но и квашеную капусту. Вы только вдумайтесь в это! Поэтому и земля зарастает.

— То есть можно говорить о том, что если раньше люди считали, что они никак не связаны со всем происходящим, то теперь поняли, что кризис — личное дело каждого. Очевидно, окончательно убедить их в этом поможет инициированное Владимиром Путиным широкое общественное обсуждение антикризисного плана с участием экспертов, политических партий, Общественной палаты, деловых кругов и профсоюзов.

— Безусловно, не случайно сейчас мои поездки и поездки других депутатов, как и в целом работа партии «Единая Россия», направлены на то, чтобы все жители страны понимали, что уже сделано в рамках антикризисной программы и что предстоит сделать. На встречах в районах и городах с общественными организациями, ветеранами и бизнесом люди должны предлагать свои идеи, дополнительные меры. Понятно, что вместе, понимая интересы друг друга, всегда легче победить трудности.

— Владимир Абдуалиевич, банкам государство помогло, но до предприятий эти деньги не дошли. Кредиты под 25% назвать помощью весьма трудно. Программа по поддержке предприятий есть, но туда вошли только самые крупные из них. Почему?

— В западной экономике есть такое выражение: они слишком большие, чтобы падать. Их закрытие может сгенерировать такие проблемы в масштабах всей экономики, что правительству просто нельзя бросить их на произвол судьбы. Однако поддерживать флагманов нужно не только деньгами, я бы даже сказал, не столько деньгами, сколько системой госгарантий и четкими правилами, которые дадут им возможность больше зарабатывать. Но при этом и сами предприятия должны четко понимать, что надеяться только на Минфин нельзя. Капитанам бизнеса необходимо снижать норму изъятия из прибыли на личное потребление и сокращать выплаты баснословных дивидендов сотрудникам. 

— И все-таки почему именно банкам помогли первым?

— Во-первых, потому, что если бы они обрушились, у нас опять случился бы дефолт. Во-вторых, собственный капитал банков составляет примерно 30%, а остальное — другие активы, в том числе и деньги населения, вкладчиков. Поэтому правительство было вынуждено помочь банковским структурам. Другое дело, что до промышленности деньги действительно не дошли. И это не что иное, как групповой эгоизм и те же проблемы в головах. Самая большая из них — всеобъемлющее недоверие и желание по инерции нажиться, что в условиях кризиса противоречит законам не только рынка, но и морали.

— Но можно же было предвидеть такой расклад. Не случайно речь шла о комиссарах — наблюдателях от Центробанка, а также контроле со стороны прокуратуры.

— Разумеется, было бы правильнее сначала внедрить систему контроля, а потом уже дать деньги. Но где правовое основание для появления комиссаров в банках в условиях рыночной экономики? И где сами комиссары? Дело в том, что государство эти годы не осуществляло функцию контроля за банковской системой, как, впрочем, и за экономикой. Да и должно ли оно этим заниматься, если экономика рыночная? Банк ведет финансовую деятельность с целью получения прибыли. А комиссары обеспечивают цель — прохождение денег из банка в производство. Где точка пересечения? Но в любом случае контроль такого уровня в стране еще только приходится создавать, а кризис случился уже вчера.

— А разве должна быть точка пересечения, когда речь идет о госденьгах и госзадачах? По-моему, государственные деньги должны контролироваться однозначно.

— Безусловно, и люди, у которых отсутствует достаточная связь между умом и совестью, этим попросту воспользовались. Не понимая того, что особенно в условиях кризиса экономика не существует отдельно от политики и социальной сферы, поэтому подобные уловки и проявления группового эгоизма становятся в глазах общества аморальными. Это с одной стороны. А с другой — по ним заводятся уголовные дела и проводятся расследования.

— Одним из способов борьбы с проявлением подобного группового эгоизма могли бы стать параллельные системы, в том числе и финансовые.

— Да, и такие системы вырабатываются. В частности, сейчас в стадии принятия находится законопроект, который предусматривает движение коммунальных и прочих платежей через супермаркеты и розничную сеть, минуя банки. Кроме того, эксперты серьезно говорят о создании новой мировой валюты, более надежно обеспеченной, чем доллар.

— Прогнозов о длительности кризиса никто не дает, но борются с ним все. Побывав на форуме в Цюрихе, вы, очевидно, узнали, какие меры предпринимают швейцарцы.

— В Швейцарии совсем другая ситуация. У нас инфляция, у них обратный процесс. В эту страну бежит капитал из других государств, поэтому она переполнена деньгами. Для них главная мера — инвестирование. И здесь стоит отметить, что у России и Швейцарии 600 совместных предприятий и это, пожалуй, самое крупное иностранное присутствие в нашей стране. Здесь нужно сказать, что мы сейчас сдаем экзамен не только своему народу и своей экономике, но и мировому банковскому сообществу. И пусть пока еще немного, но наши рейтинги поднялись. Не зря швейцарцы, несмотря на свою природную осторожность, считают нас надежными и перспективными партнерами.

— Уже не раз было сказано, что в кризис главным источником дохода в стране будет малый и средний бизнес. То есть именно он возьмет на себя роль основного налогоплательщика. И вроде бы повода для беспокойства нет: правительство уже приняло и продолжает принимать законы в поддержку предпринимателей. Но, с другой стороны, бизнес насторожился — не начнут ли его снова «кошмарить»?

— В целом, я думаю, предпринимателям опасаться нечего. Действия и президента, и правительства, и партии «Единой России» направлены на защиту бизнеса. В рамках антикризисного плана есть предложение поддерживать малые предприятия напрямую без помощи банков и их грабительских процентов. Отсрочить на год арендную плату, а субъектам компенсировать эти средства из федерального бюджета. Однако у тех, кто не вышел из тени или собирается туда уйти, повод для беспокойства есть. Судите сами: 23 февраля я был в Карачаево-Черкесии, где в результате кадровых и некоторых организационных мер был получен весьма интересный результат. Рекреационная туристическая зона Домбая, дававшая более 700 тысяч рублей налогов в год, за месяц дала более миллиона. Это один вопрос. А второй — расточительство, которое также является одной из причин кризиса. Не секрет, что в России низкая производительность труда. Одни рабочие руки в Европе производят в разы больше, чем у нас. Но при этом хозяева наших предприятий потребляют не меньше, а зачастую даже шокируют западных коллег размахом роскоши. Но сегодня это уже не частное дело. За любой кризис, как показывает история, должны заплатить все. Но те, кто богаче, должны заплатить больше, потому что у них больше и угрозы потерять нажитое. Однако многие не просто не хотят платить, но еще и, как я уже говорил, стремятся нажиться на кризисе. Это иллюзия спекулянтов и мародеров, причем опасная для них же самих: контролирующие, фискальные и надзорные органы будут придирчиво-беспощадными к такого рода деятельности.

— Вероятно, стремление к роскоши породила сама либерально-рыночная экономика, движущая сила которой — предпринимательство и материальное благополучие отдельного человека. И она же способствовала тому, что частное право стало доминировать над общественным. Произошел резкий спад гражданской активности. На днях на нашем форуме мы задали вопрос предпринимателям: каких решений вы ждете от городской власти? Молчат как рыбы.

— Вы правы, и кризис — хороший повод задуматься об этом. Второй год мы совместно с региональным отделением «ОПОРЫ РОССИИ» и УВД Тверской области вырабатываем новые отношения между правоохранителями и малым и средним бизнесом. Все проверки проводятся с участием представителей «ОПОРЫ». Они и защищают, и осуждают своих коллег, если тому есть причины. За это время отношение самих предпринимателей заметно изменилось. Если раньше их претензии в основном касались предвзятости и злоупотреблений проверяющих, то теперь появилось общее стремление к сотрудничеству, направленному против теневого бизнеса и коррупционных действий отдельных представителей власти, заинтересованных в существующей порочной системе.

Нет такого закона, который как по мановению волшебной палочки изменит жизнь. Нужно менять отношение. А для этого много работать. И если люди поверят, что они могут изменить страну, страна станет более комфортной для жизни.

Татьяна СМЕЛКОВА


Количество показов: 3648

Возврат к списку






На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь