28.05.2007

Палки в колеса

Внутренняя трудовая миграция в России сокращается. Если в 1989 году миграционный оборот составлял 9,1 млн человек, то в 1997-м — уже до 5,7 млн, а на данный момент — менее 2 млн. Это вызывает беспокойство экономистов, но пока нет ни внятных объяснений происходящего, ни конкретных рекомендаций по исправлению ситуации. Впрочем, одна идея все-таки есть. На днях глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов выступил в Госдуме с докладом об активизации внутренней мобильности населения. Уже к осени 2007 года министерство намерено создать Национальный банк данных о гражданах, готовых переселяться при господдержке в регионы, где отмечается дефицит рабочей силы. Делается это, по словам министра, в основном для трудоустройства безработных, однако аналитики считают, что на самом деле это просто попытка более равномерно распределить трудовые ресурсы по регионам. В частности, «откачать» часть трудовых ресурсов из Центрального федерального округа, который за последние 15 лет собрал у себя лучшие рабочие руки и головы, исчерпав все резервы внутренней миграции. Очень интересный поворот событий. Снижать барьеры для внутренней трудовой миграции, безусловно, нужно. Хотя бы потому, что это один из способов увеличить вклад человеческого капитала в ВВП, который сейчас, по данным Всемирного банка, составляет в России всего 16%, а вклад природных ресурсов — 45%. И если бы нам удалось повысить вклад человеческого капитала в развитие экономики до уровня среднеразвитых стран (порядка 60%), то лишь это обеспечило бы дополнительные среднегодовые темпы роста ВВП порядка 4% в год. Как известно, в СССР основные потоки внутренней миграции направлялись на освоение территорий, богатых полезными ископаемыми, а также на комсомольские стройки века. Но и тогда люди ехали в Сибирь не только потому, что родина-мать позвала, но еще и за большими деньгами и социальными льготами. А теперь что, ресурсы кончились? Нет — регионы Севера и Востока по-прежнему считаются стратегическими. Тогда что им мешает создавать такие условия, чтобы люди ехали туда, а не оттуда? Как это делают Тверская область и ряд других наиболее успешных регионов ЦФО, у которых, кстати, нет никаких богатейших залежей. Тем не менее, эти регионы сумели выстроить такую стратегию социально-экономического развития, что стали привлекательнее других территорий. И кадры, извините, нам и самим нужны. Тем более что уровень безработицы в нашем регионе составляет 0,9%, что вдвое меньше, чем в среднем по России. То есть практически каждый человек на счету. Особенно с учетом того, что в Тверской области реализуется целый ряд крупных инвестиционных проектов: деревообрабатывающее производство в Торжке, завод по производству флоат-стекла в Фировском районе, логистический комплекс в Конаковском районе, завод «Тверская керамика» в Вышневолоцком и т.д. В связи с этим регион сам заинтересован в переселенцах. Не зря наша область добивалась и добилась места в государственной программе содействия добровольному переселению соотечественников из-за рубежа, а также разработала подобную региональную программу, которая сейчас уже передана в правительство. В рамках этих программ до 2010 года планируется переселение на территорию Верхневолжья около 8000 человек. Получается, что регион делает все возможное, чтобы укрепить свой кадровый потенциал, способный обеспечить региональную программу развития, а министерство намерено вставить ему палки в колеса. Получится? Вряд ли. Во-первых, сегодняшние мигранты — это не «беженцы» начала 90-х, согласные на любые условия. А «господдержка» — понятие растяжимое. Оплатить расходы на переезд и предоставить работу, пусть даже и с более высокой зарплатой, — этого мало. Нужны более высокие аргументы. Во-вторых, по данным соцопросов, большинство людей согласны срываться с насиженных мест только в том случае, если их зарплата на порядок ниже, чем в среднем по стране. А в Тверской области, как известно, она составляет 8754 рубля, что практически равняется среднероссийской цифре. (Для сравнения: в Ивановской области — 5672 рубля). Поедут ли тверитяне работать в другие регионы? Константин Ильин, глава Калязинского района: — В регионы не поедут. Люди едут туда, где деньги, а деньги в Москве. На мой взгляд, эта программа никакого эффекта не даст, кроме того, что на ее реализацию потребуются огромные средства, которые, как это обычно и бывает, возьмут у регионов, в том числе и у нашего. Результаты одной программы Зурабова по лекарственному обеспечению россиян мы уже видим. А это, очевидно, еще одна, столь же «замечательная» идея. Владимир Пикалов, генеральный директор ЗАО «ЗОЛОТОЙ ТЕРЕМ»: — Очевидный плюс этой программы — создание Национального банка данных о переселенцах. Для нас, как для группы компаний, работающей в разных регионах, это значительно бы облегчило поиск специалистов. Роберт Шнейдер, заместитель генерального директора ОАО «Мостоотряд №19» (г. Санкт-Петербург): — В Европе и Америке каждый округ или штат старается создать для внутренних мигрантов оптимальные условия, потому что инвестировать в человека выгодно: каждый рубль, вложенный в его трудоустройство, приносит в бюджеты всех уровней около 9 рублей. Но Россия к этому еще не готова, так как ни один регион, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, не способен дать переселенцам ни жилье, ни зарплату, на которую можно решить жилищный вопрос. Поэтому пока реально обмениваться только топ-менеджерами. Татьяна Ужняева, генеральный директор ОАО «Метапласт»: — Очевидно, Зурабов никогда не был в глубинке Центрального округа, где не хватает не только квалифицированных кадров, но и просто рабочих рук. Надо его пригласить, и тогда, возможно, появится программа по переселению не от нас, а к нам, например с юга страны.

Количество показов: 3908

Возврат к списку






На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь