21.08.2008

Налоговые думы тверских директоров

Новое правительство России всерьез занялось вопросом снижения налоговой нагрузки на реальный сектор экономики. Первые налоговые послабления коснулись нефтяной отрасли и малого бизнеса, для которого планируется создать специальный налоговый режим благоприятствования. Однако подобная поддержка нужна не только «нефтянке» и малому бизнесу — у представителей практически всех отраслей есть свое понимание, какие механизмы должно задействовать государство, чтобы экономика росла и развивалась. Что думают по этому поводу руководители тверских предприятий?

 

Какие налоговые послабления вам нужны?

Российские чиновники (прежде всего, представляющие фискальные органы) любят повторять, что налоговый пресс в нашей стране — один из самых щадящих в мире. Мнение бизнеса, который под этим прессом работает, как правило, не совпадает с позицией чиновников. Разговоры о необходимости и вероятности изменения налоговых ставок ходят не первый год, однако в последнее время они не просто активизировались, но и стали обретать реальные черты.

Первой в зоне налоговых послаблений оказалась «нефтянка», для которой уменьшен размер налога на добычу полезных ископаемых и вводятся «налоговые каникулы» для тех территорий, где надо разрабатывать месторождения, а инфраструктура неразвита. Цель этих шагов очевидна — не допустить снижения добычи нефти, ведь, по данным Росстата, в январе 2008 г. среднесуточная добыча нефти сократилась на 0,4%, в феврале — на 1,4%, в марте — на 1,6%, в апреле — еще на 0,4%. Оно и понятно: процесс добычи стал сложнее и с технологической, и с геологической, и с экономической точек зрения.

Следующим в очереди на «налоговые пряники» стал малый бизнес, на необходимости поддержки которого сегодня настаивают все — Президент, правительство, правящая партия. И все сходятся на том, что для малого бизнеса должен быть создан специальный налоговый режим, стимулирующий рост числа предпринимателей в стране и их веса в ВВП. По данным Министерства экономического развития, на конец 2007 г. в стране было зарегистрировано более одного миллиона малых компаний, около 3,5 миллиона индивидуальных предпринимателей, в том числе 255 тысяч крестьянских хозяйств. В малом бизнесе занято порядка 9,5 миллиона человек. Вклад малых предприятий в рост ВВП сегодня составляет 15%, но в ближайшие 5—7 лет он должен вырасти хотя бы до 50%, приблизившись к стандартам развитых стран. Для начала правительство предлагает ввести для малого бизнеса уведомительный порядок открытия нового предприятия и сократить количество плановых проверок, которые можно будет проводить один раз в три года, а не ежегодно, как сейчас. Судьба этих и других налоговых уступок окончательно решится осенью, когда Госдума вернется с каникул. Однако налоговые стимулы нужны не только «нефтянке» и малому бизнесу — у представителей практически всех отраслей экономики есть свое понимание того, какие механизмы должно использовать государство для того, чтобы предприятия и компании росли и развивались.

Своими мнениями на этот счет поделились руководители тверских предприятий, работающих в разных отраслях.

 

Сергей Елкин, заместитель генерального директора — директор филиала ОАО «МРСК Центра» — «Тверьэнерго»:
— Мы готовы справляться с существующим налоговым бременем. Единственное, чего хотелось бы в общении с налоговыми органами, — больше понимания и меньше формализма. «Тверьэнерго» — крупная серьезная организация, открытая и прозрачная, регулярно отчисляющая в бюджеты всех уровней очень солидные суммы. Но при этом мелкий недочет, например, недоимка в 48 рублей, имеющая, можно сказать, технический характер, приводит к тому, что арестовываются наши счета. Какая от этого польза государству?

 

Сардар Абдуллаев, генеральный директор ЗАО «Строительная компания «Тверьграждансгрой»:

— Я считаю, что та часть прибыли, которую предприятия направляют на развитие производственных и других сфер, должна быть освобождена от налога на прибыль. Более того, стоило бы вообще упростить процесс уплаты налогов. Допустим, сделать так, чтобы предприятие платило один общий налог, а его расщеплением занимались налоговые службы. Тогда предприятиям не пришлось бы содержать штат бухгалтеров, которые занимаются налогами, нанимать аудиторов для контроля за правильностью их работы и закладывать расходы на эти цели в стоимость своей продукции. Налоговые службы могли бы управляться со своими задачами меньшей численностью и с большим успехом.

 

Алексей Лавренюк, председатель совета директоров ОАО «Бежсельмаш»:

— Не так страшны налоги, как ошибки тех, кто контролирует их уплату. Каждый директор знает: в самом начале налоговой проверки можно быть уверенным в том, что налоги доначислят по максимуму и что их придется оспаривать в суде. По статистике, отсуживается около 80% доначисленных налогов. Но налоговый инспектор не несет ответственности за некачественно выполненную им работу, хотя для предприятий необходимость судиться с налоговыми органами оборачивается потерей времени и снижением конкурентоспособности выпускаемой продукции. На мой взгляд, в стране должны быть созданы условия, при которых государство бы шло навстречу бизнесу, мотивируя его наращивать объемы, снижать себестоимость, осваивать мировые рынки, предлагая ему реальные инструменты для развития.

 

Олег Снегирев, директор ООО «Инвестиционно-брокерская фирма «Темп-инвест»:

— Хорошо бы, по крайней мере, исключить двойное налогообложение. Налоговый кодекс предусматривает, что проценты по кредитам нормируются одним из двух методов: по сопоставимости кредитов и исходя из ставки рефинансирования, увеличенной в 1,1 раза. На деле используется только второй метод. В итоге фирма несет существенные расходы, которые нельзя учесть при расчете налога на прибыль. Заимодавцем налог уплачивается со всей суммы дохода, полученного в виде процентов по займу, а заемщик может учесть в расходах только часть выплаченной суммы, таким образом, налицо двойное налогообложение разницы и усложнение бухгалтерского и налогового учета.

 

Анатолий Марков, генеральный директор ООО «Марков и Ко»:

— Конечно, послабления нужны. Прежде всего, по налогу на прибыль. От него следовало бы освободить ту часть прибыли, которую мы вкладываем в приобретение оборудования, расширение основ-ных фондов и на повышение зарплат рабочих. Государство должно стимулировать развитие предприятий и рост доходов работающего населения. Идя на такие уступки, государство все равно оказывается в выигрыше: увеличение производственных мощностей оборачивается ростом отчислений в виде налога на имущество, а повышение зарплат — прибавкой по НДФЛ.

 

Виктор Лорман, генеральный директор ЗАО «ГАРАНТ-Цент-ропрограммсистем»:

— Логично вести речь о нескольких видах налогов. Во-первых, у предприятий и организаций будет больше возможностей развиваться, если налог на прибыль будет снижен с сегодняшних 24% хотя бы до 15%. Во-вторых, несмотря на понятные нужды пенсионеров и других категорий социально незащищенных слоев, достаточно высокую ставку ЕСН — 26% — желательно снизить, скажем, до 20%. НДС, конечно, тоже хорошо было бы снизить, но поскольку это возмещаемый налог, его снижение полезно скорее не с экономической, а с психологической точки зрения. Любому поставщику товаров и услуг проще продавать свою продукцию, если общая стоимость с учетом НДС оказывается ниже. Снижение НДС с 20% до 18% сыграло для многих предприятий свою положительную роль, и если бы его ставка была уменьшена до 15%, а еще лучше до 10%, многим работалось бы лучше.

 

Светлана Максимова, председатель НП «Союз фермеров и личных подсобных хозяйств Тверской области»:

— У единого сельхозналога, который, безусловно, удобен, есть свои минусы — крупные предприятия, работающие с НДС, отказываются сотрудничать с селянами. Если говорить о налоговых послаблениях, то на мой взгляд, молодых или начинающих фермеров и сельхозпроизводителей надо хотя бы лет на пять освобождать от налогов, кроме, допустим, отчислений в Пенсионный фонд. Слишком давят на работодателя налоги, которые платятся с каждого работающего. Думаю, государству было бы выгодно уменьшить ставки по ним в несколько раз. В итоге предприятиям стало бы невыгодно скрывать работников, да и общая экономическая картина, которая формируется на основе данных официальной статистики, была бы более справедливой.

 

Александр Яворский, директор ООО «Компания Всеволод»:

— Послабления нужны по всем статьям, начиная с единого налога на вмененный доход, который сегодня взимается без учета особенностей работы компании. Условно говоря, на торговой площади в 100 кв. м можно получать годовой доход в 10 млн рублей, а может, и в 100 млн рублей. Логично, что ЕНВД должен отличаться, а сегодня действует уравниловка. Правда, для нас этот вопрос не столь актуален, как для небольших компаний, занимающихся розничной торговлей, но корректировка ставки налога была бы полезной. Особенно, если бы она учитывала еще и сезонность спроса на те или иные товары. Пик продаж шин приходится на весну и осень, лето и зима — затишье, а налог надо плат
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь