02.02.2012

Культ наличности

Скоро все деньги станут электронными — такой путь развития финансовой системы наметили российские власти, которые уже сейчас пытаются отучить население страны от привязанности к «живой» валюте


В недалеком будущем умиротворяющие звуки шелеста купюр и звона монет могут стать такой же редкостью, как скрип телеги на городских улицах. Минфин всерьез предлагает ограничить оборот наличных денег в стране: законодательно обязать население оплачивать по безналу все крупные покупки, а работодателей — выдавать зарплату не кэшем, а перечислять деньги на банковские счета и карты. Практический смысл этой идеи понятен: живые деньги являются чуть ли не главной подпиткой для теневой экономики: обналичка была и остается самой распространенной схемой ухода от налогов. При этом, по данным Минфина, объем нала в стране составляет порядка 25% от общей денежной массы, тогда как даже в развивающихся странах — 15%. Неудивительно, что, по оценкам Росстата, размах теневого сектора достигает сейчас 30% ВВП.

Было бы наивно полагать, что поголовный переход на безнал станет панацеей от серых и черных финансовых схем. Наоборот, эксперты почти единогласно заявляют, что главное, к чему приведет отмена кэша, — это рост расценок на услуги теневых финансистов, занимающихся обналичкой. Но даже если и настанет тот светлый день, когда даже в самом захолустном колхозе появятся пластиковые карточки, любовь к купюрам все равно не пройдет в одночасье.

Пластиковая операция

Уже сейчас многие работодатели не выдают зарплату на руки, перечисляя ее на банковские карты, однако их подчиненные, как правило, снимают всю сумму в этот же день. И не только потому, что не доверяют «шайтан-машинам» — банкоматам. В России, особенно на периферии, попросту нет условий для безналичных расчетов. Взять, к примеру, тверские магазины: если речь идет о бытовой технике и других крупных покупках, проблем с «пластиком» обычно не возникает. А вот продукты, товары повседневного спроса и даже одежду по безналу купить непросто: карточки принимают в основном крупные супермаркеты, да и то на кассах регулярно появляются объявления: «Терминал временно не работает». Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. И пока наши сограждане покупают хлеб чаще, чем телевизоры и холодильники, о популярности безналичных расчетов даже думать не придется. Ведь даже за дорогостоящей техникой, по наблюдениям продавцов тверских магазинов, люди приходят не с «кусочком пластика», а с увесистыми кошельками.  

Приучить всех и каждого к безналичным расчетам призван один из самых грандиозных за последнее время федеральных проектов — создание и внедрение универсальной электронной карты (УЭК). Как известно, этот кусок пластика должен стать не только платежным средством, но и удостоверением личности, и пропуском к получению целого спектра госуслуг — от пенсионного и медицинского страхования до заполнения налоговых деклараций. То есть, по сути, электронным заменителем целого чемодана документов. Предполагается, что первые счастливые обладатели УЭК появятся уже нынешней весной, с 2013 года карту будут выдавать всем, кто изъявил такое желание (в письменной форме, разумеется), а с 2014-го — вообще поголовно. За исключением тех «непрогрессивных», кто успел от такого подарка отказаться (тоже, естественно, в письменной форме).

Агент национальной опасности

Надо отметить, что противников у УЭК немало. Самые радикальные увидели в куске пластика приметы скорого Апокалипсиса, не устают напоминать о «Большом брате» и других олицетворениях тотального контроля над личностью. Те же, кто ни в Страшный суд, ни в происки мировой закулисы не верит, аргументируют свой протест против УЭК вполне убедительно: в России слишком слабы и несовершенны механизмы защиты персональных данных. Ведь даже у продвинутых компаний-операторов случаются утечки информации, из-за которых адреса, номера паспортов и даже личная переписка сотен и тысяч граждан становится достоянием общественности. Не говоря уже об обычных банковских картах, которые «взломать» и опустошить сейчас может даже школьник. Так что сколько бы ни говорили с высоких трибун о бесспорных достоинствах УЭК, безналичных расчетов и «электронной переписки», наши недоверчивые (или уже наученные горьким опытом) сограждане все равно продолжат толкаться в очередях за пенсиями и хранить деньги под матрасом. По крайней мере, до тех пор, пока не появятся стопроцентные гарантии безопасности безнала и пластика.

Некоторые шаги в этом направлении уже делаются. Хотя, скорее, не шаги, а неуверенные па. Например, по закону «О национальной платежной системе», принятому в июне 2011-го, со следующего года банки обязаны будут уведомлять всех своих клиентов о каждой операции, совершенной банковской кар-той, электронными деньгами, мобильным платежом или через интернет-банк с использованием электронной подписи. Это, конечно, не ново — подавляющее большинство тверских банков предлагает такую услугу не первый год. Другой вопрос, что сервис платный и подключается по желанию клиента. Если же «вступать в переписку» банкирам придется со всеми клиентами, то, естественно, расходы на обслуживание карт возрастут в разы. А аукнется это опять-таки потребителям — вряд ли финансовые структуры вдруг решат заняться благотворительностью всероссийского масштаба и начнут оплачивать рассылку миллионов смс-уведомлений из своего кармана.

Поднимая ставки

Но главная беда даже не в этих оповещениях: по словам представителя одного из ведущих тверских банков (наш собеседник пожелал остаться неназванным), себестоимость услуги невысока и резкого подорожания банковских услуг даже массовая рассылка не спровоцирует. «Подводный камень» закона «О национальной платежной системе» совсем другой. Дело в том, что, согласно этому документу, получившие уведомление клиенты-физлица смогут оспорить любую операцию, просто сославшись на утрату карты. А банк, что самое интересное, должен будет компенсировать списанную сумму. Априори. И только потом через суд доказывать, что клиент распоряжался счетом собственноручно. Как доказывать — вопрос, пожалуй, риторический.

Понятно, что все риски и возможные судебные издержки финансовые организации будут закладывать в стоимость своих услуг. Так что до конца эпохи сравнительно дешевых и доступных кредитов остались считанные дни, если не минуты. Тем более что заемные деньги уже начали дорожать. В частности, о своих намерениях поднимать процентные ставки по кредитам заявил Сбербанк. Другие кредитные организации пока отмалчиваются, но, как отмечает эксперт нашего издания, подорожание займов — это уже устойчивая тенденция, которая сохранится как минимум в течение года.

Точка невозврата

Конечно, главным «стимулом» пересмотреть кредитную политику стали проблемы еврозоны. Но и «дорогие россияне» стали для банков уж слишком дорогими. 27,9 трлн рублей — такую сумму жители страны задолжали кредитным организациям. В Верхневолжье суммы «невозврата» тоже внушительные: как нам сообщили в Управлении Федеральной службы судебных приставов Тверской области, только за последний год в ведомстве находилось более 17,4 тыс. исполнительных производств о взыскании денежных средств с физических лиц на общую сумму 3 млрд рублей. Для сравнения: этой суммы хватило бы на финансирование всей региональной сети образовательных учреждений в течение 5 месяцев.

«Пострадавшими» от должников окажутся вовсе не банки, а добросовестные заемщики — это им кредиты обойдутся дороже. Конечно, сейчас банки обязаны замораживать счета и пластиковые карты должников по первому же запросу приставов (подробнее об этом читайте в предыдущем номере нашего еженедельника). Но это касается лишь тех, кто последовательно отказывается от живых денег. А назначить должникам час расплаты в масштабах всей страны не получится — помешает, опять же, так и не развенчанный культ наличности.

Ирина ИВАНОВА


Количество показов: 3557

Возврат к списку






На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь