25.08.2011

Где деньги не зарыты

Сегодня самой актуальной темой для обсуждения, безусловно, является стратегия развития Тверской области. В том числе и туризм, о котором в Верхневолжье активно говорят уже почти 10 лет. Однако к однозначному мнению специалисты до сих пор не пришли. Одни убеждены, что эта сфера способна стать одним из мощных двигателей экономики региона. Другие относятся к идее с прохладцей, ссылаясь на то, что на создание туристической инфраструктуры уйдет несколько десятков лет. Кто из них прав, лучше всего спросить у бизнеса, который готов вкладывать деньги, считая, что Верхневолжье может стать магнитом для инвесторов и туристов. В этом номере в роли эксперта темы мы пригласили выступить ответственного секретаря правления областной общественной организации «Тверской деловой клуб» Алексея МОТОРКИНА

 

— Алексей Олегович, с каждым годом туристический бизнес во всем  мире укрепляет свои позиции. А что у нас в Верхневолжье? Способен ли тверской регион с его богатой природой и не менее богатой историей предоставлять качественные туристические услуги? 

— На мой взгляд, шансы преуспеть в той или иной сфере есть всегда и у всех. Другое дело, что туризм — это целая система факторов, которые должны сложиться в единую цепочку. Во-первых, турбизнес целесообразно развивать при наличии  туристических продуктов.  Во-вторых, к этим продуктам должна быть транспортная доступность. И, в-третьих, необходима развитая инфраструктура и подготовленный обслуживающий персонал — от менеджеров по продажам до официантов, которые могли бы с легкостью составить некое представление о туристе и сделать все возможное, чтобы ему отдыхалось максимально комфортно. Но сегодня такого персонала как в России в целом, так и в Верхневолжье недостаточно. К примеру, если говорить об официантах, техническом персонале отелей и т.д., то у нас почему-то принято считать, что от этих работников ничего, по большому счету, не зависит. В результате люди рассматривают работу в сфере услуг как временную, не желая повышать свою квалификацию. Не последнюю роль играет и отношение местного населения к туристическому потоку, направленному в ту или иную местность, в частности, это касается банальной доброжелательности. Согласитесь, в город, где каждый житель готов вас приветливо встретить, подробно объяснить маршрут и даже при наличии времени проводить к местным достопримечательностям, обязательно захочется вернуться.

— А какие виды туризма, по вашему мнению, целесообразнее всего развивать в тверском регионе? Пляжный, исторический, медицинский…

— Вряд ли это может быть пляжный туризм в чистом виде, как, например, в Египте или Турции. Скорее, водный. Не секрет, что к данному виду отдыха в основном тяготеют москвичи. И богатое на водоемы Верхневолжье в отличие от Подмосковья, где от большой воды яхтсменов отделяют 6 шлюзов и пара суток пути, для них, бесспорно, более привлекательно. Не случайно любители водных путешествий ставят свои яхты «на прикол» вниз или вверх по течению Волги. Единственная трудность, с которой им приходится сталкиваться во время отдыха, — отсутствие заправочных станций для водного транспорта. Однако, насколько мне известно, скоро ситуация изменится: количество заправок увеличится в разы. Если же говорить о тех видах отдыха, которые в тверском регионе развиваются довольно успешно на протяжении нескольких лет, то стоит отметить исторический туризм (характерен для таких уездных городков, как Старица, Торжок, Торопец, Кашин, Калязин), паломничество (большинство святынь в Верхневолжье переживают свое второе рождение — Нилостолобенский монастырь, Старицкий монастырь, Торжокский, Борисоглебский монастырь и др.), а также медицинский туризм — ни для кого не секрет, что сходить на прием к стоматологу или косметологу в Твери гораздо дешевле, чем в Москве или Санкт-Петербурге.

— Еще один вариант — агротуризм. Есть даже положительные примеры. Так, Владимир Косых организовал агрофирму на базе своего фермерского хозяйства в деревне Сатцы Бурашевского сельского поселения. Правда, чтобы привлечь туристов, ему пришлось приобрести экзотическую птицу и редких животных…

— Пока это всего лишь зачатки агротуризма. Говорить о нем как о целом направлении можно будет только в случае появления достаточного количества крепких фермерских хозяйств в нашем регионе. У нас на данный момент быстро развивается так называемый активный туризм — охота, рыбалка, велопрогулки и т.д. Но лично я бы сделал ставку на кемпинговый туризм, у которого более широкие перспективы, поскольку спрос на данную услугу уже давно сформирован. Отдыхающие не зря облюбовали такие территории, как озеро Селигер и Рыбинское водохранилище. Правда, сейчас эти туристы больше напоминают дикарей. Я много путешествую, а потому с полным основанием могу сказать, что до цивилизованного европейского отдыха, как, например, в Хорватии, где все морское побережье оборудовано палатками, душевыми и стоянками за 3-5 евро в сутки, нам еще далеко. Между тем, чтобы оснастить рекреационную зону для развития кемпингового туризма, денег требуется не очень много, а результат, поверьте, не заставит себя долго ждать. Ведь кемперы едут туда, где комфортно, где есть хорошая транспортная доступность, природа красивая. С дорогами в Тверской области, что бы ни говорили, тоже вполне ничего. Но создавать этот самый комфорт должен, на мой взгляд, не бизнес. Это дело муниципальных образований, которым выгодно привлекать на свою территорию людей, а значит, и денежные потоки. Однако, как показывает практика, главы муниципалитетов, где деньги лежат буквально на поверхности, пока никак не используют территории, которые могли бы быстро принести им доход. Взять то же Селижарово, Кашин, Калязин…

— Тем не менее Кашин называют русскими Карловыми Варами. Скважины с минеральной питьевой водой дарят здоровье и долголетие людям из разных стран и городов. Не зря еще в 1892 году император Александр III издал указ об охране этих источников. Да и вообще Тверская область чуть ли не единственный регион, где санаторно-курортное лечение сохранилось в том виде, в котором оно существовало еще при советской власти…

— Действительно, несколько тверских санаториев — Кашин, Игуменка, Митино, Карачарово давно стали известными российскими брендами. Они не только стараются поддерживать уже существующий уровень обслуживания, но и развиваются дальше. В то же время сохранилась великолепная школа послеоперационной реабилитации больных, восстановления после тяжелых болезней, общеоздоровительные курсы и т.д. Это, кстати, по-настоящему сильная позиция нашей области в конкурентной межрегиональной среде. Сумев пережить тяжелые времена благодаря таким руководителям, как директор ОАО «Тверькурорт» Александр Тарновский, санаторно-курортная отрасль может стать серьезным локомотивом для развития медицинского туризма. Например, Карачарово: в свое время в наследство руководству этого санатория досталась неподъемная инфраструктура — огромные корпуса, которые нуждались в обслуживании и модернизации. А сейчас в санатории полным ходом идет реконструкция. Неудивительно, что он загружен практически на 100%. Все это — результат планомерной работы и оценки клиентами того качества услуг, которые там предоставляются. Возможно, пока посетители и не живут там в пятизвездочных номерах, но получают все то, за чем приехали, — качественное санаторно-курортное лечение и обслуживание. Уже существующая инфраструктура этих здравниц — хорошая база для освоения новых площадок, которые также смогут оказывать услуги в сфере оздоровления и послеоперационного восстановления. Эти площадки не только дофинансируют сложившуюся систему, но и доведут ее до европейских стандартов. Благодаря новейшим методикам и технологиям задача вполне реальная. Для этого в цепочку развития санаторно-курортного лечения вполне логично было бы вписать Тверскую медицинскую академию, способную готовить грамотных специалистов. Плюс природный потенциал Верхневолжья, ведь наш регион — одна из самых пригодных в мире территорий для жизни и отдыха: чистый воздух, чистая вода, экологически чистая продукция и полное отсутствие любых природных катастроф.  

— Но чтобы выращивать эту экологически чистую продукцию, нужно развивать сельское хозяйство. А его состояние, как известно, оставляет желать лучшего, да и поколение «пепси» вряд ли когда-либо поймет всю ценность здорового питания...

— Поймет, и совсем скоро. Как бы коммунисты ни ругали нынешнюю власть, но страна реально выползает из той ямы, в которой оказалась в 90-е годы. Зарплаты выросли, а значит, вырос и уровень благосостояния. Люди начали задумываться о благоустройстве жилья, качестве одежды и автомобилей. Скоро они задумаются и о правильном питании. Эпоха «ножек Буша» безвозвратно ушла в прошлое: через 2-3 года продукция местных производителей будет востребована точно так же, как, например, косметические услуги. Если еще три года назад в Твери было примерно 10 салонов красоты, то сейчас их уже за 50. Будет спрос — будет и предложение. Но здесь важно понимать, что большие крестьянско-фермерские хозяйства не смогут конкурировать на рынке с крупными предприятиями, если не будут использовать в производстве продукции различного рода добавки. В результате она автоматически перестанет быть экологически чистой. Вот почему надо не укрупнять фермерские хозяйства, а увеличивать их число. И хорошо, что политика государства направлена сегодня именно на это.

— Но для того чтобы город, район или область стали туристическими, недостаточно просто сказать: «Милости просим». Инвестор придет только тогда, когда увидит, что территория живет интересной жизнью, что она динамично развивается, что власть тоже вкладывает средства. Может ли это сказать бизнес о нашем регионе?

— Я сам работал в областной администрации, и мне известно, что в 2011 году на развитие туризма из бюджета выделено всего 10 млн рублей. Между тем для привлечения туристов и инвесторов нужны куда более внушительные средства. Как-то я беседовал по этому поводу с одним известным англичанином Ричардом Тибботом. Так вот, по его словам, в Европе уже давным-давно разработана модель, по которой строилась туристическая инфраструктура Манчестера, Барселоны и многих других городов. Согласно ей, государство брало на себя 1/5 затрат от запланированной инвестпрограммы, создавая достаточные условия, привлекательные для бизнеса, а затем уступало дорогу предпринимателям. И те охотно вкладывали средства в развитие территорий. В России пока ситуация совершенно иная. Несколько лет назад мы решили построить небольшую гостиницу в Торжке. Потребность в номерах есть, поток туристов стабилен и может серьезно расти, конкуренции нет. Но все оказалось гораздо сложнее, чем представлялось вначале. Под строительство гостиницы в аренду сроком на 49 лет был взят почти полностью разрушенный памятник архитектуры. Полгода пришлось провозиться с техническими условиями, и не из-за бумажной волокиты, а из-за того, что там просто не было технических возможностей для подведения коммуникаций. В итоге они обошлись в треть стоимости всей гостиницы. Перед стройкой идут обязательные археологические раскопки, стоимость которых чуть ли не равна стоимости всего инвестпроекта! И так далее и тому подобное… Естественно, что коммерческая целесообразность аналогичных проектов стремится к нулю.

Нужен ли такой сценарий развития событий бизнесу, который приходит вкладывать в территорию деньги? Думаю, ответ очевиден.

— Что, на ваш взгляд, можно сделать для того, чтобы изменить ситуацию?

— Это проблема предпринимателей не только Верхневолжья, но и России в целом. И решать ее нужно в первую очередь на государственном уровне. Что, допустим, мешает упростить процедуру оформления документов, подготовить весь необходимый пакет и передавать его инвесторам уже готовым? Ответ имеется: отсутствие соответствующей программы и выделенных государством средств на решение подобных вопросов. Раскопки археологов должно финансировать государство. Замена канализационного коллектора, новые энергетические мощности в центре города, газ и вода в достаточном количестве — это все должно уже быть, чтобы частные инвестиции шли полноводным потоком, а не хилым ручейком, как сейчас.

В реальности же все происходит наоборот, и в итоге на реконструкцию старого здания приходится вкладывать не только в 1,5–2 раза больше средств, чем на строительство нового, но еще и нести обременительные  дополнительные расходы, а также тратить время и нервы.

Развитие  сразу всей территории региона практически невозможно. Значит, надо определять центры приложения усилий. На мой взгляд, несомненным претендентом для запуска проекта туристско-рекреационного кластера является Торжок. В случае успеха можно рассматривать Старицу, Осташков, Калязин, Торопец и другие города. У каждого свой облик, своя прелесть и свои сильные стороны.

Более детально к развитию туризма нужно подходить и на местном уровне. Например, ежегодно строить в том или ином районе хотя бы по одному необычному объекту: если строится мост, то пусть он будет в стиле хай-тек, новые здания — пусть будут необычные, но интересные решения, открывается небольшой, но зато уникальный музей. Вот тогда, с появлением новых достопримечательностей, увеличится поток туристов и, соответственно, бюджет.

— Очевидно, оформление туристической инфраструктуры было бы правильно связать с событийным рядом?

— Безусловно, наша область географическим расположением и транспортной доступностью просто предназначена быть лидером в событийном туризме. Крупные федеральные фестивали, например, «Нашествие», спортивные мероприятия, любые события, на которые съезжаются со всей страны тысячи гостей (Тверской социально-экономический форум, молодежный лагерь «Селигер»), — все это стало реальностью и имеет громадный потенциал для развития.

Во время моей работы в администрации я заметил, что функции комитетов по делам молодежи, культуре, спорту плюс мероприятия управления регионального развития и других департаментов пересекаются в части событий. Конечно же, все отраслевые комитеты и управления должны сотрудничать, создавая единый план-график  культурно-развлекательных и спортивных мероприятий, интересных не только местным жителям, но и гостям региона. По сути, комитет по туризму должен стать неким потребителем услуг по организации событийного ряда, пропагандируя его уже на федеральном уровне.

Я уверен, что Тверская область является потенциальным лидером, как территория для внутреннего туризма, а также представляет собой несомненный исторический и, возможно, событийный интерес для иностранных туристов. 

Юлия ПАУТОВА


Количество показов: 8681

Возврат к списку






На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь