01.10.2015 |

Дальше – больше

По итогам первого полугодия АПК — единственная отрасль в экономике страны, где сохраняется устойчивый рост. В Тверской области получены рекордные урожаи картофеля и ряда других овощей. Это залог того, что цены в ближайшее время на овощи в регионе не будут расти. Лидером по урожаю картофеля в регионе в этом году является предприятие «Саначино-Агро». Аграриям удалось собрать до 580 (!) центнеров с гектара. Такого результата статистикой не было отмечено даже во времена СССР. Как удалось этого добиться, а также об итогах первого года импортозамещения, мы поговорили с генеральным директором «Саначино-Агро» Сергеем ЖУКОВЫМ

— С момента введения продуктового эмбарго на территории России прошел один год. Эксперты по-разному оценивают результаты этой меры, но сходятся во мнении, что российские производители не смогли пока добиться больших результатов. Сергей Константинович, вы, будучи опытным аграрием, видите ситуацию изнутри. Что, на ваш взгляд, изменилось за год действия продуктового эмбарго?

— Сейчас слово «импортозамещение» так часто звучит, что уже напоминает лозунг. Лично для меня импортозамещение — это создание условий для производства собственной продукции. Для поднятия сельского хозяйства нужно развивать, в том числе, и смежные отрасли: производство удобрений и средств защиты, машиностроение и многое другое. Некоторое время назад на страницах вашего издания мы обсуждали плюсы и минусы вхождения России во Всемирную торговую организацию. И пришли к выводу, что пока отечественные аграрии неконкурентоспособны в сравнении со своими западными коллегами. К сожалению, за несколько лет ситуация коренным образом не изменилась. В разговорах об импортозамещении не надо забывать о конкурентоспособности. Да, отечественные производители заняли освободившиеся с уходом зарубежных компаний ниши, но на этом ни в коем случае нельзя останавливаться. Рано или поздно продуктовое эмбарго будет отменено, и хотелось бы, чтобы к этому времени отечественные аграрии смогли не только отстоять российский рынок, но и выйти на зарубежные. Пока разговоров много, а конкретных дел мало.

— Что необходимо сделать для того, чтобы ситуация изменилась?

— Что касается растениеводства, то, на мой взгляд, нужно начинать с качественной подготовки почвы. Если в нее вносить необходимые органические и минеральные удобрения, то наша земля может давать огромные урожаи. В этом году на полях «Саначино-Агро», расположенных в Старицком районе, мы собрали свыше 360 центнеров картофеля с гектара. Это в два раза выше рекордных урожаев, которые были зафиксированы статистикой в конце прошлого века. В Калининском районе, где также расположены наши поля, нам удалось выйти на показатель 580 центнеров с гектара. В следующем году в оборот будет включено свыше 700 гектаров земли в Зубцовском районе.

Как мы добились таких результатов? Мы относимся к земле с любовью и вовремя вносим в нее все необходимые удобрения, которые, кстати, закупаем у отечественных производителей. Показательно, что еще совсем недавно наша область была аутсайдером среди других субъектов РФ по количеству вносимых удобрений в землю в расчете на гектар.

Я считаю, что государство должно обратить пристальное внимание на состояние плодородных почв. Например, можно за счет федерального и регионального бюджетов проводить комплексный анализ почв в хозяйствах, которые занимаются растениеводством, но пока не могут позволить себе эту дорогую процедуру. В этом случае аграрии будут знать, какие удобрения и в какое время вносить, что, как показывает наш опыт, приносит очень хорошие результаты. Я направил это предложение в Россельхознадзор РФ. Ответ пока не получен.

Следующая проблема — семеноводство. В нашем регионе семенами занимаются несколько хозяйств. Они даже потребности «Саначино-Агро» удовлетворить не могут, не говоря уже обо всем регионе. Поэтому мы закупаем семена в других областях. Но туда их привозят, как правило, из-за рубежа. Если кто-то захочет волевым решением перекрыть эти поставки, то огромное количество хозяйств в России останется ни с чем.

Но имеются и позитивные примеры. Так, в Устюженском районе Вологодской области есть фермеры, которые обеспечивают потребности в семенном картофеле не только своего субъекта, но и компаний из других регионов, в том числе «Саначино-Агро». У них в обороте находится около 3 тыс. га. Это очень большие объемы! Власти Вологодской области помогают им субсидиями. Когда-то наш регион тоже славился своими семенными базами, а сегодня в обороте нескольких хозяйств находится не более 500 га земли. Это очень мало!

Следующий аспект — это сельхозтехника. Современные посадочные комплексы Россия, увы, не выпускает. На наших заводах происходит сборка зарубежных моделей. А вот зерноуборочная техника российского производства уже устраивает селян по соотношению цены и качества.

И еще один важный момент — это хранение продукции, что может себе позволить далеко не каждый сельхозпроизводитель. А все потому, что нет специализированных мест для хранения. Их строят финансово устойчивые, как правило, крупные хозяйства, не рассчитывая при строительстве на дальнейшую компенсацию затрат. Сейчас аграрии могут получить компенсацию за строительство хранилищ для картофеля и других овощей, но для этого нужно пройти множество процедур согласования, на что может уйти год. Я считаю, что эту процедуру нужно упростить.

И все-таки самое главное — необходимо изменить отношение к селянину. Нужно спросить аграриев, что им необходимо для развития, а не насаждать сверху меры поддержки. Сельское хозяйство нужно развивать не только для продуктовой безопасности страны, но и для того, чтобы заселить пустые территории. Кстати, пустующие земли — это проблема, которая характерна для регионов Центрального федерального округа. Чем дальше территория от Москвы, тем более густые населенные пункты, тем чаще встречаются фермерские хозяйства.

— А «Саначино-Агро» пользуется господдержкой?

— Да, и мы благодарны той помощи, которую получаем. Эти виды господдержки снижают нагрузку на нас и других селян. Однако она не соизмерима с реальными затратами аграриев. По нашим подсчетам, в данный момент нужно потратить порядка 140 тыс. рублей на подготовку одного гектара земли, чтобы получить с него хороший урожай. При этом несвязанная господдержка за обработку одного гектара составляет менее 4%.

— Сергей Константинович, насколько у вас изменилась цена на картофель за год?

— В связи с огромным урожаем цены поднялись только на уровень инфляции, несмотря на то, что произошел значительный рост цен на удобрения и средства защиты. Дело в том, что российские удобрения стали востребованы на Западе в силу слабости нашего рубля. В связи с этим западные фермеры стали закупать нетипичные для них объемы удобрений.

Собранный урожай картофеля мы сейчас отправляем на реализацию в сети по очень низкой закупочной цене. Для потребителя это выгодно, потому что некоторое время цены будут держаться на низком уровне. У нас заключены договоры со всеми крупными сетями страны.

У них есть распределительные центры, куда мы и отвозим свою продукцию. Мы каждый день участвуем в торгах, которые проводят сети. Это происходит в онлайн-режиме. Значительная часть продукции уходит в Москву, Санкт-Петербург, Великий Новгород и Тверь.

— Получается, чем выше урожай, тем лучше себя чувствуют торговые сети?

— Да, это так. Если у нас договоры с сетями, мы обязаны выполнить их в любом случае. Но благодаря тому, что мы имеем собственные хранилища, а также разумную логистику сбыта, мы можем не продавать сейчас свой картофель, а перепродавать продукцию других хозяйств, которые не могут сами выйти на сети в связи с ограниченными объемами производимого товара. Это нормальная практика. Во всем мире вокруг крупных игроков формируются площадки, через которые происходит реализация продукции. В прошлом году мы начали торговать собственной продукцией только 10 ноября, а до этого момента наш торговый дом занимался реализацией овощей других хозяйств. У нас есть линии по мойке и фасовке продукции, поэтому мы легко можем подготовить овощи для поставки в сети. К нам обращаются многие хозяйства Тверской области. Им без помощи крупных игроков просто не выжить.

Мы предлагаем им и другие виды кооперации, например, по закупке удобрений, семян и средств защиты. Думаю, что в следующем году мы более активно будем работать в данном направлении. Многие руководители тверских хозяйств уже к этому готовы.

— Каковы ближайшие планы предприятия?

— Сейчас нам нужно понять, насколько тот урожай, который мы собрали, характерен для нас. Если мы поймем, что и дальше сможем получать по 400 центнеров картофеля с гектара без полива, то в следующем году значительно расширим свои посевные площади и объемы хранения.

Кстати, мы активно развиваем зерновое направление. Если в прошлом году мы засеяли овсом 50 гектаров посевных площадей, то в этом году уже 1250 гектаров. Его охотно покупают предприятия Твери и соседних регионов. Без рубля кредитных денег мы построили зерносушилку, сортировку и зернохранилище.

— Как вы уже сказали выше, сельское хозяйство и его поддержка — это часть политики государства не только в области импортозамещения, но и в части заселения сельских территорий людьми. Насколько я знаю, если на вашем предприятии и возникают вопросы, то не с картофелем, а с людьми. Когда же они потянутся на село? Решает ли хоть частично этот вопрос появление в России таких предприятий, как «Саначино-Агро»?

— По своему опыту скажу, что точками роста станут крупные хозяйства, у которых есть свои инвестиции, хранилища и другие необходимые ресурсы. Но для этого действительно нужны не только инвестиции, но и профессиональная рабочая сила. Люди пока неохотно едут работать даже на крупные аграрные предприятия.
Чтобы ситуация изменилась, нужно создавать условия, увеличивая объем косвенной поддержки: строить дороги и жилье, газифицировать деревни, открывать детские сады, школы и другие объекты инфраструктуры. При этом аграрии должны получать достойную заработную плату. Показателен пример предприятия «Дмитрова Гора». Ее руководитель перевез из Казахстана и трудоустроил свыше 400 человек. Эти люди, обосновавшись на земле, успешно работают и никуда уезжать не собираются, потому что для них созданы необходимые условия.

У нас в хозяйстве работает более 10 молодых агрономов, которые хотят иметь свой дом на земле. Пока им приходится жить на съемных квартирах в Старице. К нам приезжают работать из других городов области, а также из соседних регионов, например, из Владимира и Суздали. Мы помогаем своим сотрудникам войти в различные государственные программы поддержки молодежи на селе.

Еще раз скажу, что неустроенность села — это в первую очередь проблема Центральной части России. Например, в Мордовии создаются все условия для жизни на селе. А в прошлом году я был в Тюменской области. Я как будто вернулся в Советский Союз. Все поля обрабатываются, в деревнях заасфальтированы дороги и открыты детские сады, а на улицах огромное количество детей!

— Создается впечатление, что государство поддерживает в основном крупные хозяйства.

— Дело в том, что для получения любой господдержки нужно вовремя подготовить и сдать большой пакет документов. У нас для этих целей в штате работают два опытных специалиста. А обычный фермер просто не может себе этого позволить. Он большинство задач в своем хозяйстве выполняет сам. Кстати, во многих районах нашей области в оформлении документов помогают специалисты местных администраций. Это очень правильно.

— Сейчас многие политики говорят о том, что нужно изымать землю у тех собственников, которые ее долгое время не обрабатывают. Вы с этим согласны?

— Нет! В Тверской области области 2 млн гектаров земель сельхозназначения, при этом сельских жителей всего 300 тыс. человек, а трудоспособного
населения еще меньше. Надо еще учесть технические возможности тверских хозяйств. Если объективно взглянуть на эту картину, то станет понятно, что обработать эти 2 млн гектаров земли сейчас просто невозможно, поэтому изъятие земель не выход. Это больше похоже не на заботу, а на передел собственности.

— Аналитики говорят, что осенью 2015-го может начаться новая волна кризиса для России. Они утверждают, что доля российской экономики в мировой заметно сокращается и что дальше этот процесс будет продолжен. Для вас, как для субъекта экономики, это важная информация?

— В стратегическом планировании мы принимаем эту информацию к размышлению. Именно поэтому в ближайшее время мы не собирались выходить на зарубежные рынки, поскольку к этому пока не готовы. Но мы помним, что до Первой мировой войны Россия кормила всю Европу. Вернуться на утраченные позиции трудно, но все-таки возможно.

— А какая информация имеет для вас прикладное значение? Откуда вы ее получаете?

— Нам в первую очередь интересна информация, связанная с повышением производительности и экономичности техники, средствами защиты и семенным материалом. Кстати, на Западе за нами тоже следят — в хорошем смысле этого слова. В прошлом году мне позвонили из Германии и предложили приехать на выставку. Мы открыты для общения с российскими и зарубежными производителями. Нас не интересует политика, мы делаем одно общее дело — кормим население наших стран. Россия не может быть изолирована от тех процессов, что происходят в мире. Все санкции со временем будут отменены, а сельское хозяйство было, есть и будет.

— Многие эксперты говорят о том, что необходимо возродить практику страхования урожая. Говорят давно, но как-то безрезультатно.

— Я начинал свою деятельность в управлении Госстраха по тогда еще Калининской области. В то время страхование овощных культур для хозяйств было обязательным. Я считаю, что это правильно. Сегодня тоже есть такие виды страховых услуг, но практика и опыт показывают, что на этом рынке много непрофессиональных компаний.

Страховые компании должны страховать тот объем урожая, который сложился в определенном хозяйстве. Но они, скорее всего, будут искать возможности, чтобы максимально снизить размер выплаты. В советское время у Госстраха не было такой задачи, поэтому он честно выполнял взятые на себя обязательства. Что же касается «Саначино-Агро», то мы пока не страхуем урожай, но уже отрабатываем с рядом крупных компаний этот вопрос. Возможно, в следующем году попробуем застраховать для начала одно поле.

— Экономисты зафиксировали в июле рост доли продовольствия в импорте за счет стран СНГ и сделали такой вывод: теперь девальвация не означает автоматического выигрыша отечественного производителя, а означает, что ему придется конкурировать с более дешевым импортом из развивающихся стран. А с кем на вашем поле конкурируете вы?

— Конкурент появляется тогда, когда у тебя нет своего качественного продукта. А у нас он всегда есть. Сети хотят продавать молодой картофель, поэтому весной закупают его в Египте, Пакистане и других странах. Весной мы также закупаем молодой картофель из Египта, а затем продаем его в крупные сети. В мелких региональных сетях реализуется картофель из наших хранилищ. Мы делаем все, чтобы сохранить и расширить нишу предприятия — так, чтобы оно успешно работало в любых экономических условиях.

Виктория ТЮЛЬПАНОВА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь