07.05.2014 |

Возможно все

Федеральный центр готов вложить в Крым миллиарды рублей, другим субъектам РФ, скорее всего, придется самостоятельно искать точки роста. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, каждый регион имеет возможности найти свой уникальный путь. Главное — очень внимательно относиться к работе с инвесторами, иначе с виду перспективное сотрудничество может нанести территории серьезный вред. А вот уход из России иностранных компаний точно не пойдет нашей стране на пользу. В этом уверен политолог и политический консультант, колумнист газеты «Известия» Глеб Кузнецов. Правда, он не исключает воплощения в жизнь самых фантастических вариантов развития событий

— Федеральный центр планирует направить на развитие Крыма огромные средства. Совсем недавно президент страны Владимир Путин заявил, что только в этом году Крым получит 100 млрд рублей из правительственных резервов. В свою очередь, Минэкономразвития РФ предлагает в течение трех ближайших лет выделить новому субъекту России 814 млрд рублей. Некоторые эксперты опасаются, что в связи с такими расходами неизбежно будут заморожены проекты по развитию Сибири и Дальнего Востока. Ничего не получат и другие регионы страны. Глеб Сергеевич, вы согласны с такой точкой зрения?

— Президент и члены правительства говорят о том, что денег хватит на все регионы, но в это верится с трудом, потому что средств не хватает всегда. Тем не менее я не думаю, что жизнь регионов Сибири и Дальнего Востока изменится кардинальным образом. Уже два года ведутся разговоры о том, что в них необходимо вкладывать средства, но до формирования портфеля конкретных проектов дело так в полном смысле этого слова и не дошло. Пока озвучено только одно более-менее конкретное предложение — расширение Транссибирской магистрали и реконструкция БАМа. Я думаю, что тема развития Сибири и Дальнего Востока и дальше будет находиться в стадии то вяло-, то бурнотекущего обсуждения. Конечно, некоторые экономические процессы на данных территориях замедлятся, но вряд ли это приведет к каким-то фатальным последствиям. Наша страна на протяжении двух сотен лет уделяет им не так много внимания, чтобы вдруг из-за очередного изменения вектора внимания федерального центра начать посыпать голову пеплом. Хотя разработка природных ресурсов Дальнего Востока может дать отечественной экономике в десятки раз больше, чем тот же Крым.

— Значит, именно Крым в ближайшее время станет для нашей страны точкой роста, местом притяжения как финансовых и трудовых ресурсов?

— Крым достаточно густонаселенный субъект РФ, в нем мало свободной земли. Он более освоен, чем та же Тверская область, поэтому гостей из других субъектов там не ждут. Наше государство почему-то предпочитает вкладывать средства сначала в Сочи, а теперь в Крым — в регионы, специальных усилий по развитию которых, на мой взгляд, не требуется. Климатические и природные условия делают их и без того привлекательными для жизни и хозяйствования. Специальные условия нужно создавать в таких местах, в которые люди не приедут жить без дополнительного стимула. У нас много говорят о необходимости повышать мобильность населения, разрабатывают программные документы на федеральном уровне, но почему-то забывают простую истину: люди будут переезжать в другие регионы только в поисках лучшей жизни, как говорили в советское время, — за длинным рублем. В нашей большой стране в среднем одинаковые экономические условия. Немногие готовы уехать из Центральной России, например, на Дальний Восток, получив к привычной зарплате прибавку всего в 10 тыс. рублей, при том что на Дальнем Востоке все стоит существенно дороже. Люди поедут осваивать труднодоступные регионы только в том случае, если смогут зарабатывать там в 2-5 раз больше. К сожалению, пока точек роста с такими условиями в нашей стране не создано, а значит, и мобильность населения в ближайшее время вряд ли повысится.

— Имеют ли регионы России в нынешних непростых экономических условиях возможности самостоятельно создавать такие точки роста?

— Тут не может быть единого подхода. Например, Калужская область стала сборочным цехом для 20-миллионной московской агломерации.

В этом регионе собирают все — от чайников до автомобилей. Но другим субъектам вряд ли удастся скопировать этот опыт — ниша уже занята, так что придется идти своим путем. На мой взгляд, другие окружающие Москву регионы — Тверская, Смоленская, Костромская области и ряд других регионов ЦФО могут реализовать крупные проекты в сфере сельского хозяйства и туризма.

Отмечу, что почти 100% успеха зависит от губернатора. Если он осознает, что надолго в области, которой управляет, — это одна история. А если хорошего человека отправили руководить регионом, который ему не интересен, то это уже другой разговор. У каждого руководителя региона своя история. Показателен пример губернатора Белгородской области Евгения Савченко. Он руководит этим субъектом РФ уже много лет. Его никто не дергает, не пытается сместить с должности или отправить наверх по карьерной лестнице. Евгений Савченко нашел свое место. Нынешнее положение Белгородской области — его заслуга. У губернатора Курской области Александра Михайлова совсем другая история. Он карьерный политик с местными, локальными корнями. Губернатор Тульской области Владимир Груздев работает по модели эффективного менеджера — «засланца», посланного в регион совершить подвиг, который даст его карьере дополнительный толчок.

Но в этом вопросе есть еще один важный нюанс. Все лучшие кадры забирает себе Москва, образуя существенный перекос не только в бюджетной, но и в кадровой политике. Из-за этого перекоса системы многими субъектами РФ руководят люди, невостребованные в столице. Типичный пример — кировский губернатор Никита Белых: подававший надежды федеральный политик после череды неудач и провалов оказался фактически сослан на Вятку просто оттого, что в Москве он оказался не нужен и перестал быть интересен. Отсюда, в том числе, и результаты, которые показывают регионы.

— Каждый субъект РФ ищет свой уникальный путь. Так, по данным правительства Тверской области, к реализации в нашем регионе заявлено более ста проектов на сумму 210 млрд рублей. Их реализация позволит создать порядка 31 тыс. рабочих мест. Большое внимание уделяется крупным торговым сетям. Так, совсем недавно в Твери был открыт гипермаркет Globus. Является ли это показателем успеха?

— Я с большим скепсисом отношусь к инвестиционной роли ритейлеров. Как правило, благодаря тому, что они зарегистрированы в мегаполисах России, они не платят в местную казну налогов, только НДФЛ за своих сотрудников. Если не контролировать работу сетей, то они могут нанести региону огромный вред, на корню уничтожив средний и малый бизнес в области сельского хозяйства и производства продуктов питания. Небольшие магазинчики, которые закупали продукцию у местных производителей, могут разориться, уступив место крупным ритейлерам, которые привозят продукты из других регионов. Чтобы этого не произошло, сети должны придерживаться европейской практики, то есть закупать продукцию местных производителей. Все нюансы могут быть прописаны в инвестиционных соглашениях, которые заключаются между исполнительной властью региона и ритейлером. К сожалению, на практике они далеко не всегда подписываются и соблюдаются.

— Вы говорите о том, что все на 100% зависит от губернатора, но субъекты ограничены в возможностях. Консолидированный долг регионов за последние 5 лет увеличился в 3 раза и приблизился к отметке в 2 трлн рублей. Госдолг Тверской области, по данным на 1 января 2014 года, составляет 26,8 млрд рублей, или 78% от уровня собственных доходов. Как вы считаете, может ли в этом году случиться дефолт в одном из регионов России?

— Региональный дефолт — это катастрофа, которая чревата серьезными последствиями для всей страны, поэтому Минфин РФ будет спасать субъекты до тех пор, пока сможет. Трудно предположить, что произойдет, когда у ведомства кончатся ресурсы или когда на федеральном уровне будет принято решение прекратить поддержку и таким образом обанкротить одного из крупных должников. Возможно, в этом случае произойдет смена межбюджетной модели России. Сейчас ее главный перекос заключается в том, что в основу положен не зарабатывающий, а распределительный принцип. В итоге регионы не заинтересованы в большей налогооблагаемой базе внутри субъектов. В первую очередь им важен размер федеральных трансфертов.

Увы, сейчас многие субъекты берут деньги в долг не на развитие экономики, а на «социалку», на жизнь. Это чревато крайне плохими последствиями. Потому что кредиты возвращать придется, а реальные доходы, «налоговый заработок» регионов остаются без изменений. Минфин РФ пытается с этим бороться, но пока предпринимает только декларативные шаги. Ведомство и сейчас, без принятия дополнительных законов, имеет возможности ввести внешнее управление в регионах, которые близки к дефолту, но этого не делает.

Я считаю, что в этом вопросе многое зависит не только от уровня долга, но и от умения конкретного губернатора договариваться с федеральными властями.

— Многие эксперты считают, что ситуация на Украине и возможное введение экономических санкций против России со стороны стран Запада наконец-то заставили власти всех уровней обратить внимание на плачевное состояние отечественной промышленности, что в перспективе позволит регионам найти те самые точки роста. Как вы считаете, выиграют ли наши товаропроизводители от ухода с нашего рынка западных конкурентов?

— У большинства жителей нашей страны очень странное представление об экспортных и импортных товарах. Они не осознают, что значительная часть продуктов массового спроса, даже если речь идет о западных брендах, производится на территории России. Огромное количество импорта — это мнимый импорт. Многое под западными брендами — от автомобилей до йогуртов — производится уже внутри страны, создавая налогооблагаемую базу и рабочие места. Понимают ли граждане, что, обедая в том же «Макдональдсе», они поддерживают отечественное сельское хозяйство? Ведь все — от упаковки до картофеля — произведено в нашей стране. Так кому «Макдональдс», работая на территории России, приносит пользу — нам или некой коварной мировой закулисе? Конечно, прибыль от этой сети ресторанов уходит за рубеж, но это прибыль, что называется, «после налогообложения». Далеко не факт, что российский аналог сети общепита инвестировал бы такую прибыль внутри страны. Отказавшись от «иностранцев», работающих таким образом, мы потеряем рабочие места, налоги, инвестиции.

Я считаю, что если вдруг западные товары полностью исчезнут с полок наших магазинов, то отечественная продукция их не заменит. Так думать наивно. Скорее всего, многие продукты и даже многие группы товаров просто станут недоступными для большинства россиян. Хочу добавить, что многие российские товаропроизводители работают на западном оборудовании, которое они купили на кредиты, полученные за рубежом. Кредиты — в евро, в долларах. Они могут серьезно пострадать от возможных санкций. Чтобы не только безболезненно пережить уход с нашего рынка иностранных компаний, но и выиграть от него, сначала нужно возродить отечественное машиностроение, отладить производство промышленного оборудования для предприятий страны. Это очень длительный процесс. А мы в очередной раз радуемся возможности поставить телегу впереди лошади.

— Некоторые эксперты утверждают, что в связи с событиями на Украине в нашей стране могут произойти не только экономические, но и политические перемены. Так, постепенно начинается укрепление вертикали власти и смена управленческой элиты — губернаторы, которые пришли во власть из бизнеса, стремительно теряют свои позиции. Вы с этим согласны?

— Через три года ситуация может измениться и во власть снова начнут приглашать людей из бизнеса. Еще через пять лет могут произойти очередные перемены. В России время от времени начинаются поиски универсального рецепта управления, который затем рекомендуется к внедрению повсеместно. Сегодня это военные, генерал-губернаторы (помните, была мода на таких), завтра — коммерсанты, послезавтра — политические выдвиженцы партий или ОНФ. Лично я считаю, что единого подхода просто не существует. Нет ничего глупее, чем повсеместно пытаться внедрить в жизнь одну, пускай даже успешную, практику. Управлять Чукот-ским автономным округом, Калининградом и Дагестаном — это абсолютно разные задачи. Попытка заранее выстроить логику, в которой будут приниматься все управленческие решения, приведет к совершению всех возможных ошибок, к накоплению рисков. Сейчас много говорят о грядущей муниципальной реформе, но прогнозировать ее возможный исход я не берусь, это просто бессмысленно. В России нет ничего более непредсказуемого, чем реформы, к тому же сейчас весь мир пришел в уникальное состояние, когда возможны абсолютно любые варианты развития событий.

Василий СТЕКЛОВ

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь