07.08.2013 |

Свинские меры

В России могут запретить разведение свиней в личных подсобных хозяйствах и на мелких фермах. Впрочем, в Тверской области малого бизнеса в свиноводстве и так почти не осталось

«Смертный приговор» свиноводству в небольших хозяйствах предложил подписать вице-премьер Аркадий Дворкович. Он же — глава специально созданного штаба по ликвидации эпизоотии. Сам заместитель председателя правительства объясняет радикальность мер тем, что африканская чума свиней, как правило, распространяется именно через ЛПХ и фермы, тогда как крупные свинокомплексы от заразы застрахованы лучше.

С этим, конечно, не поспоришь. Однако все чаще, особенно от производителей свинины, звучит мнение, что под прикрытием борьбы с эпидемией происходит передел рынка — естественно, в пользу крупных игроков. И здесь тоже не сказать, что аграрии слишком подвержены теории заговора. Пусть это не целенаправленная кампания по «вытравливанию» мелких фермеров с рынка свиноводства. Но, по крайней мере, есть единичные примеры на местах, которые действительно больше напоминают вытеснение отдельных предпринимателей с рынка, нежели сдерживание АЧС.

В прошлом номере нашего еженедельника мы писали о фермере из Старицкого района, которому долгое время чинили препоны ветслужбы, а потом, когда, казалось бы, придраться уже было не к чему, предупредили о скором появлении заразы рядом с его хозяйством. И сразу после предупреждения выяснилось, что в соседней деревне якобы отстрелен кабан с вирусом АЧС.

А в понедельник предпринимателю пришло предписание межрайонной ветинспекции (копия документа имеется в распоряжении редакции), в котором со ссылкой на постановление губернатора Тверской области о карантине фермера обязывают «провести карантинные и другие санитарно-ветеринарные мероприятия в соответствии с пунктами 4 и 5 Инструкции о мероприятиях по предупреждению и ликвидации африканской чумы свиней».

Для начала остановимся на постановлении губернатора. В пресс-службе областного правительства нам подтвердили, что 31 июля главой региона был подписан документ, которым вводится карантин на территории сельского поселения «Станция Старица».

Само по себе определение границ инфицированного объекта в пределах одного поселения выглядит достаточно интересно. Например, потому, что деревня Маслово, около которой возник, выражаясь языком ветеринаров, очаг эпизоотии, находится недалеко от границ поселения. И расстояние от очага до ближайших населенных пунктов Берновского поселения и поселения Паньково составляет менее 5 км. По идее, эти территории должны входить в первую угрожаемую зону.

Но угрожаемые зоны почему-то не установлены вовсе. Если бы они были, то поголовье свиней пришлось бы уничтожать во всех населенных пунктах на расстоянии до 150 км от Маслова. А это: Ржев, Тверь, Зубцов, Вышний Волочек, Лихославль, Осташков, Нелидово… а еще деревни, села и города в Смоленской, Новгородской и Московской областях. В частности, во вторую угрожаемую зону могли бы попасть такие города, как Клин и Волоколамск.

Итак, инфицированный объект — поселение — есть, а угрожаемых зон нет. Допустим, из-за одного кабана действительно нет смысла уничтожать весь скот в радиусе 150 км. Но какие-никакие меры внутри самого поселения необходимо было предпринять. Причем предпринять оперативно, а не спустя пять дней после введения карантина. А за эти пять дней, надо отметить, в поселении — читай: на инфицированном объекте… праздновали День села! Хотя все массовые мероприятия, по сути, в карантинной зоне должны быть отменены.

Но самое интересное в этой истории даже не странности самого карантина и его границ. Наиболее занимательны как раз те «санитарно-ветеринарные мероприятия», которые предписано выполнить в соответствии с инструкцией 1980 года. Есть в этом документе пункт 4.3, который гласит: «Специальная комиссия по борьбе с африканской чумой свиней решает все вопросы, связанные с ликвидацией болезни и недопущением ее распространения, и в этих целях: […] организует в первой угрожаемой зоне закупку у населения свиней…» То есть по инструкции скотина сначала выкупается, а уже потом уничтожается. Может быть, где-то так и происходит, но в Тверской области сначала вели поголовье на убой, а уже потом, в отдельных случаях — через полгода, фермеры дожидались компенсации.

Правда, если действовать в строгом соответствии с инструкцией, то непонятно, кто вообще отвечает за противоэпизоотические мероприятия. Потому что, согласно документу, делать это должен «Исполнительный комитет районного (городского, областного, краевого) Совета народных депутатов». А они — исполкомы, как известно, в стране перевелись в начале 1990-х. Так что каждая вспышка АЧС устраняется в «ручном режиме» кем и как придется. А единственная мера, предложенная централизованно, — это как раз не лишенная кровожадности идея запретить свиноводство в личных подсобных хозяйствах. По оценкам экспертов, в результате такого запрета страна лишится половины свинопоголовья.

Елена ЛАЗУТКИНА
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь