30.10.2008 |

О политэкономии времени

Реализуя товары  и услуги на различных рынках, человечество на самом деле торгует временем. К такому неожиданному выводу в ходе многолетних размышлений и наблюдений за процессами в мировой экономике пришел директор Тверской службы недвижимости «Диаком» Валерий Скачков. По его мнению, именно из-за непонимания людьми этих процессов случилось то, что мы сегодня называем мировым финансовым кризисом. Сумму своих тезисов Валерий Скачков назвал «Теорией политэкономии времени». О ее положениях он рассказал в эксклюзивном интервью редакции РЭЕ «Афанасий-биржа»

 

— Валерий Николаевич, какие факты легли в основу «Теории политэкономии времени»?

— Чтобы доступно изложить суть моей теории, приведу два очень простых и в то же время очень показательных примера. Каждый из нас ежедневно заходит в магазин и там обменивает денежные знаки на какие-либо товары. Но давайте задумаемся, за что мы платим, покупая, допустим, телевизор? Этот самый телевизор почти каждый из нас смог бы изобрести и изготовить сам, но сколько на это потребовалось бы времени? Предполагаю, что на открытие «с нуля» электромагнитных волн, полупроводников, изобретение и изготовление диэлектриков, микросхем, стекла и прочего отдельно взятому человеку пришлось бы потратить несколько тысяч лет. И был бы у нас телевизор. Но мы этого себе позволить не можем. И поэтому идем в магазин и покупаем тысячи лет жизни за несколько тысяч рублей.

Второй пример. Предположим, вы оказались в пустыне без воды и питья, а до ближайшего оазиса — 10 часов пешком. А по всем медицинским показателям вам осталось жить не больше 8 часов. Вам не хватает всего двух часов, чтобы продолжить существование. Однако в точке А вам предлагают купить вездеход, на котором вы сможете быстрее добраться до оазиса. Вы приобретаете его (цена не имеет значения: может, рубль, может, миллион) и добираетесь до оазиса за 8 часов. Так вот, что вы в итоге купили? Вездеход? Нет, вы приобрели 2 часа, которых вам не хватало для продолжения жизни.

Это правило действует для любой системы: будь то отдельный человек, семья, государство или мировая экономика. Всегда покупается время, которое тот или иной объект сделки сэкономит покупателю, время, которое позволяет отодвинуть разрушение, время, за которое система может создать нечто, что еще продлит ее жизнь.

— С телевизором, хлебом, пустыней все более или менее ясно. А как можно с помощью вашей теории описать функционирование экономики государства или целого мира?

— Выше я уже упомянул термин «система». Так вот, в принципе системой, как и было сказано, можно назвать все: от живой клетки до мировой экономики — то есть любую данность, имеющую ту или иную степень замкнутости, цельности, организованности. Жизнь системы, ее функционирование — это сумма взаимосвязанных процессов и технологий, которые эту жизнь обеспечивают. Для современного общества это компьютеры, системы связи и управления, отопление, электросети, дороги, банковские структуры, политический строй и многое другое. У любой системы есть время жизни, которое ограничено временем жизни этих технологий, имеющих свойство, как и все в этом мире, устаревать, рассеиваться, разрушаться. И чтобы продолжить жизнь системы, необходимо восстанавливать состояние системы, тратить на это время. А чтобы продолжить развитие, необходимо производить нечто большее и также тратить время. Таким образом, мы получаем выражение ΣТ1–ΔТ1+ΔТ2=ΣТ2, где ΣТ1 — это состояние системы сегодня, ΔТ1 — это то, что устарело или разрушилось, а ΔТ2 — это то, что система произвела. Если ΔТ1 = ΔТ2, то система находится в стагнации, или в равновесии, если ΔТ1 больше ΔТ2, то система разрушается, если наоборот, то развивается и может перейти в другое состояние ΣТ2, которое больше, чем ΣТ1. Однако есть еще одна зависимость: чем выше уровень системы, то есть ΣТ2, тем больше времени нужно затратить на ее восстановление, так как и разрушается, рассеивается она в большей степени.

Но любая система стремится к экономии, к сокращению времени, необходимого для восстановления состояния системы. Это основной закон эволюции. Например, в первобытном обществе в землянке тратить времени на поддержание жизни нужно было гораздо меньше, чем в нашем сегодняшнем мире.

— Как можно проиллюстрировать эти теоретические выкладки примерами из жизни?

— Все очень просто. Вспомним, как развивалось общество в первые тысячелетия своей жизни. Например, египетскому царству стал нужен вдвое больший объем пищи. Но ведь времени в сутках не стало больше, египтяне не стали эффективнее работать на полях, быки не стали быстрее пахать! Ждать еще год следующего разлива Нила нельзя, иначе все умрут и царство разрушится. Начинается война, у другого царства (другой системы) захватываются поля, пастбища, ресурсы, орудия труда, оружие, наконец, рабы. И необходимый объем продуктов производится не за 2 года, а за год. То есть год сэкономлен. Но можно изобрести технологию, которая сэкономит время, например, систему орошения полей.

Все платят друг другу не за товар или услугу, а за экономию времени. Билл Гейтс изобретением системы «Windows» сэкономил огромное количество времени огромному количеству людей и государств. Может быть, именно поэтому он один из самых богатых людей мира? И вот здесь мы вплотную подошли к понимаю выражения «время — деньги». Сегодня деньги выступают как некий эквивалент времени, но не затраченного, а сэкономленного. Это и есть базовый принцип «Теории политэкономии времени».

— Однако современное общество и экономическая система в частности гораздо сложнее устроены, чем эти модели. Как работает «Теория политэкономии времени» в отношении сегодняшней ситуации в мире?

— Тонкость в том, что происходит капитализация времени. Вы, наверное, уже уловили связь этого выражения с понятием капитализации денег. Действительно, это одно и то же. Выше мы уже говорили о том, что деньги сегодня — это в полном смысле слова эквивалент времени. И соответственно, чем больше у вас денег, тем больше времени вы можете купить. К примеру, нет у российского государства ни технологий для экономии времени, ни денег. Что можно сделать? Правильно, продать время, накопленное природой — нефть и газ, на образование которых ушли миллионы лет. Получаем за нефть и газ деньги, а их в свою очередь тратим или запасаем на восстановление системы и ее развитие. Но это Россия. А вот США в последние годы потенциала системы не хватало, поэтому время они стали брать в долг у следующих поколений, выдавая кредиты. Ведь, беря кредит и экономя тем самым свое время, человек отдает банку больше денег, чем взял, а значит, и времени возвращает больше. И уже само обязательство заемщика вернуть больше времени, чем взял, является одалживанием у заемщика времени. Банки США выдали столько кредитов, что оказались должны 2—3 следующим поколениям. Но ведь долг надо возвращать. А ведь жизнь американцев не удлинилась, часов в сутках больше не стало. И, возвращаясь к началу нашего разговора, можно сказать, что Штатам не хватило как раз тех «двух часов до оазиса». Их финансовый кризис распространился и на весь мир, так как кредиты их банки выдавали и другим странам, а те в свою очередь делали то же самое.

— Вернемся к российским реалиям, и в частности, к рынку жилья, который наиболее знаком Вам как директору агентства недвижимости. Как с позиций «Теории политэкономии времени» можно объяснить положение дел в этой сфере?

— Мы уже знаем, что все, чем пользуется человек и общество, так или иначе экономит время. Так вот, жилье тоже экономит его, так как человек лучше отдыхает, быстрее восстанавливается и, значит, эффективнее работает. Но если имеющегося жилья не хватает, то государство либо печатает деньги для получения недостающих метров, либо эти деньги выручает от продажи нефти. И отправляет на рынок в виде кредитов строителям и гражданам (ипотеки). Что происходило в последнее время: нефть дорожала, и денег (в том числе и ипотечных соответственно) на рынке жилья становилось все больше. Одновременно рос спрос, так как выросло поколение, которое уже не хочет жить с родителями и ютиться в коммуналках, ведь жизнь требует от них все большей экономии времени, которую плохие жилищные условия не могут обеспечить. А цены на жилье и определяются двумя факторами: спросом и количеством денег в кармане у покупателя. И деньги, как вода, просто наполнили рынок. На вторичном рынке 40 копеек в каждом рубле, заплаченном за жилье, были ипотечными. А сегодня кредиты закончились, и вот эта ипотечная «вода» уйдет с рынка. И подешевеет жилье на те же 30—40%, которые обеспечивала ипотека, да еще падает цена на нефть, деньги от продажи которой выливались на все рынки, в том числе и жилищный. И этот процесс коснется всех сфер жизни: цены, раздутые кредитами (к примеру, на мебель и автомобили), упадут. Но и у населения, соответственно, денег станет меньше. Будем ездить на более простых авто, реже летать в Турцию. Зато, может быть, поймем, что для поддержания и развития нашей системы гораздо выгоднее не продавать время, взятое в виде углеводородов у природы, а экономить то, которое уже есть у нас: улучшать здравоохранение, строить детские сады и школы, совершенствовать образование и инфраструктуру, развивать дороги и коммуникации. Так что «Теория политэкономии времени», взятая на вооружение, сможет в конце концов обеспечить нашей системе переход из состояния ΣТ1 в ΣТ2, где всем жить будет лучше.

Сергей АНДРЕЕВ
Фото Ольги Моисеевой

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь