14.03.2013 |

Без работы с чистой совестью

Рынок труда Тверской области может наводниться тысячами безработных: условия ведения бизнеса в России становятся все жестче

Дело в том, что сейчас федеральные парламентарии рассматривают документ, призванный покончить с нелегальными финансовыми операциями. И естественно, что враг номер один в этой войне — фирмы-однодневки. Правда, слишком велика вероятность, что эта «боевая операция» превратится в «зачистку». Потому что враг-то вроде определен, а вот как его вычислить в стане «мирных жителей», не совсем понятно.

Закрепленного законодательно определения однодневок нет. Пожалуй, единственным подспорьем при выявлении фирм с заведомо ограниченной продолжительностью жизни является письмо Министерства налогов и сборов РФ (так фискальное ведомство называлось до преобразования в Федеральную налоговую службу), датированное 30 декабря 2003 года. В нем указывается, что под «однодневкой» следует понимать юрлицо, создаваемое под конкретную операцию или на конкретный срок, как правило, на квартал. Такие фирмы не имеют цели осуществления какого-либо вида деятельности, не представляют отчетность в налоговые органы (или представляют нулевую отчетность). Фирма-однодневка помимо официальных учредителей, указанных в учредительных документах, имеет и реальных «теневых», которые руководят юридическим лицом и обладают необходимыми материальными ресурсами. Кроме того, подозрение налоговиков традиционно вызывает минимальный размер уставного капитала. На заметку ООО могут взять и в случае регистрации компаний на одних и тех же лиц, по массовым адресам, по подложным документам. А также если фирма отсутствует по указанному при регистрации адресу. Отличить однодневку от «многодневки» по этим критериям подчас не под силу и налоговым инспекторам. Что уж говорить о контрагентах подозрительных ООО, которым проверить потенциальных партнеров на причастность к так называемому внутреннему оффшору фактически невозможно.

Правда, с выявлением лиц по адресу регистрации авторы законопроекта нашли весьма оригинальный способ справиться. А именно обязать предпринимателей получать письма из ФНС строго по адресу, указанному в ЕГРЮЛ. Если выяснится, что корреспонденция до адресата не дошла, то счет этого адресата, согласно законопроекту, будет заблокирован. И у бизнеса возникают серьезные опасения насчет того, будет ли кто-нибудь выяснять, действительно ли по указанному адресу — однодневка или почтальон просто заблудился.

Но это еще мелочи. «Удар картечью» по всем и вся — другое положение законопроекта, которое, по сути, обяжет налогоплательщиков — юрлиц отвечать «за себя и за того парня». То есть предполагается, что ФНС получит законодательно закрепленную возможность начислять налоги без учета фиктивной денежной операции. И не исключено, что в отдельных случаях не будет ставиться вопрос, сознательно ли предприниматель перевел деньги на счет фирмы-однодневки или просто не знал, что его контрагент принадлежит к стану «врагов». Плюс к этому расширение полномочий налоговых органов в плане проведения проверок, вплоть до выемки документов, если у ФНС возникнут сомнения, связанные с расхождениями в отчетности контрагентов.

И все это — на фоне инициатив Минтруда собирать повышенные страховые взносы с низких зарплат, уже действующего обязательного страхования опасных объектов, аттестации рабочих мест, многочисленных «надзоров» и прочих «прелестей жизни» простого российского предпринимателя.

К чему все это может привести? Во-первых, наверняка заморозится рост зарплат в реальном секторе, если вообще не пойдет на спад, — надо же бизнесу на чем-то экономить. Во-вторых, и по той же причине, вероятно, стоит ожидать массовых увольнений, а в худшем случае — ликвидации предприятий. В-третьих, не исключено, что придется забыть о самозанятости населения — кому взбредет в голову открывать свое дело накануне возвращения «налоговых репрессий»? Да еще и когда свернуть бизнес стало слишком дорогим удовольствием: расценки на ликвидацию предприятий сейчас приблизились к 100 тыс. рублей.

Между тем в Тверской области только за январь самоликвидировалось более 1,5 тыс. ИП. А подстегнуло к этому, как уже писал наш еженедельник, увеличение страховых взносов. Если к такому массовому «самоубийству» присоединится малый и средний бизнес (в котором в регионе занято 56 тыс. человек), то на региональном рынке труда окажутся уже десятки тысяч безработных. И куда им податься, пока непонятно. Сейчас, к примеру, на учете в областном ГУ занятости населения состоит 10 тыс. человек. Да, на них, конечно, приходится 13 тыс. вакансий, так что пока спрос на рабочую силу явно превышает предложение. Но подвох в том, что самые востребованные профессии сейчас, согласно рейтингу профессий того же ГУ, — это водители, подсобники, швеи, врачи и медсестры, каменщики, штукатуры, рамщики и грузчики. Словом, к высвобождению сотен, если не тысяч, бухгалтеров, юристов, менеджеров и бывших директоров компаний рынок труда явно не готов.

Елена ЛАЗУТКИНА
Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь