08.02.2013 |

Малым не покажется

Кризис 2008 года ударил как молния. Следующий будет — как удавка, и давить он будет постепенно. Первая половина 2013 года станет очень незавидна. Такой прогноз озвучил недавно владелец самой быстрорастущей (по итогам 2011 года) компании в России — «Глория Джинс» Владимир Мельников. Так ли уж страшен черт, как его малюют? О возможном кризисе, о состоянии тверской бизнес-среды, об эффективных методах господдержки мы беседуем с экспертом нашего еженедельника Сергеем АРИСТОВЫМ



— По подсчетам экспертов, выделяемые государством средства на поддержку малого бизнеса в России не сопоставимы с темпами прироста компаний. Объем субсидий из года в год значительно увеличивается: если до кризиса выделялось от 1,5 до 3,5 млрд рублей в год, то в 2012-м сумма выросла почти до 21 млрд рублей. Между тем число представителей малого бизнеса ежегодно повышается всего на 12 тыс. предприятий. Сергей Анатольевич, в чем, на ваш взгляд, причина такого низкого КПД?

— Я не согласен с тем, что КПД низкий. По данным исследований, предпринимательством могут заниматься всего 3-5% населения. К примеру, в Тверской области проживает более 1,3 млн человек, значит, в бизнес могут пойти примерно 40 тыс. человек. Между тем в регионе более 45 тыс. субъектов МСП, из них индивидуальных предпринимателей зарегистрировано порядка 35 тыс. И основная задача господдержки состоит не в увеличении числа фирм и компаний, а в том, чтобы они устойчиво развивались. Поэтому оценивать нужно не количество форм малого и среднего предпринимательства, а темпы их роста, их вклада в валовой региональный продукт. Кроме того, малое предпринимательство в РФ концептуально, ведь это, по большому счету, эффективный инструмент самозанятости населения.

— В разгар кризиса была реализована программа по созданию малых предприятий, преимущественно индивидуальных предпринимателей. Этот эксперимент в целом состоялся или же в бизнес пошли в большей степени люди, которые не входят в озвученные вами 3-5%?

— Это довольно обширная программа, частью которой были субсидии в размере 56 тыс. рублей на открытие собственного дела. Я считаю, данный эксперимент в регионе удался. Впрочем, подавляющее большинство созданных в тот момент компаний не были работоспособны по определенным причинам. Люди, порой не склонные к этому делу, попытались попробовать себя в качестве бизнесменов. Но, с другой стороны, те, кто имел все качества и задатки, чтобы стать предпринимателями, благодаря поддержке смогли открыть собственное дело и проявить себя. И я знаю примеры позитивного развития таких компаний. В любом случае, это совершенно нормальный процесс. И не такие уж большие для государства деньги были потрачены для того, чтобы население хотя бы попробовало заняться бизнесом, а значит, снабдить себя и других людей новыми рабочими местами.

— Из многообразия видов поддержки, которые государство предлагает малому бизнесу, в Москве, к примеру, осталось лишь несколько вариантов. И один из них — субсидии на погашение части процентной ставки по кредитам банков и по лизинговым платежам. Однако в тверском регионе в прошлом году на эту статью расходов не было заложено ни рубля. Насколько нужна бизнесу поддержка власти именно в части привлечения кредитных ресурсов?

— Это, по-моему, один из самых востребованных видов субсидирования МСП, особенно сейчас, когда в течение последних 3-6 месяцев наблюдается тенденция повышения процентных ставок по кредитам. На федеральном уровне ставки рефинансирования не изменяются, а вот сами проценты растут. А значит, усиливается маржинальность и, соответственно, увеличивается давление на малый бизнес. Если по банковским кредитам ставка может составлять до 24-25% годовых, то по микрофинансовым организациям — от 3% в месяц. И поэтому субсидирование ставок — действенный механизм. Однако, с другой стороны, мне кажется, что бизнес необходимо охватывать определенными обязательствами. Это может быть, к примеру, требование «белой» зарплаты или среднего ее показателя в отрасли и по муниципалитету. Важно, чтобы кредиты брали, в первую очередь, на капитализацию компании — на оборудование, на инвестиционные цели. Тогда и ставка будет эффективной — деньги отчасти вернутся, например, через налог на имущество.

— В Тверской области, как и по всей стране в целом, создается институт уполномоченного по защите прав предпринимателей. Как вы считаете, такое новообразование действительно необходимо или это очередная малоэффективная в будущем организация?

— Институт уполномоченного не должен выполнять надзорную функцию, этим должна заниматься прокуратура. Задача омбудсмена — консолидировать интересы как всего бизнес-сообщества, так и каждого предпринимателя в отдельности. В России очень распространены некие так называемые понятийные вещи, такие, которые нельзя пощупать. И уполномоченный должен иметь возможность не только выслушать проблемы бизнесменов, но и помочь в решении проблем, даже направить в органы власти или же самому обратиться для решения вопроса, к примеру, в ту же прокуратуру. Поэтому и взялись за предпринимательского омбудсмена — для того чтобы он оценивал ту или иную ситуацию еще и на ситуационном уровне. Но получается, чем сильнее контроль и больше структур, которые тем или иным образом надзирают, тем меньше реального внимания — как у семи нянек дитя без глазу. Поэтому я достаточно осторожно отношусь к введению института уполномоченного по защите прав предпринимателей, потому что эта должность сильно зависит от персоналии, это должен быть реально авторитетный человек.

— Российские аналитики постоянно предрекают новый виток кризиса. Как вы считаете, вторую волну, если говорить о повторении сценария 2008 года, стоит ждать в ближайшем будущем или забыть об этом?

— Здесь все дело в том, что цикличность никто не отменял. Еще перед кризисом 2008-2009 годов все говорили, что нашли ту экономическую модель, которая позволяет уйти от кризисов в экономике вообще. По этому вопросу было много исследований, согласно которым цикличность ушла, а мы теперь живем в новой экономической парадигме. Однако же кризис никуда не ушел и цикличность тоже, это показал 2008 год. Таким образом, получается, что очередной виток кризиса в том или ином виде будет иметь место через 5-7 лет, то есть в 2013-2015 годах. Вопрос в том, какое это будет проявление кризиса. На мой взгляд, оно будет связано с суверенными долгами и что самое опасное — с кредитованием населения.

— Между тем пока мы ожидаем кризиса, Россия вступила в ВТО. Особую обеспокоенность вызывает поддержание конкурентоспособности предприятий. Некоторые аналитики даже уже подсчитали, —сколько миллиардов убытков предприятия понесут в связи с этим шагом. Как вы считаете, действительно ли присоединение к ВТО может иметь серьезные негативные последствия и в каких отраслях экономики региона они проявятся?

— Действительно, дополнительную конкурентную нагрузку получит достаточно большое количество отраслей, например, сельское хозяйство или машиностроение, которое и так находится в достаточно непростом состоянии, а сейчас получит дополнительный удар.

С другой стороны, на все это есть либеральная точка зрения: если мы не будем ужесточать конкуренцию, то и продукция действительно будет неконкурентоспособна. В Японии, например, 90-е годы называют потерянным десятилетием: тогда было достаточно серьезное ужесточение конкуренции, и местные корпорации начали проигрывать борьбу. В результате правительство стало максимально помогать этим компаниям дотациями, которые, по сути, и позволяли им выживать. Но вместе с тем продукция японских производителей становилась все менее и менее конкурентоспособной. То есть вместо того чтобы совершенствоваться внутренними резервами, производить новые товары, компании просто тратили деньги государства. Так, у либерального крыла экономистов и по отношению к России сложилась идея, что если поставить нашу экономику в более жесткие условия, то у нас будут появляться все менее конкурентоспособные предприятия. Это довольно спорный момент, и выход располагается где-то посередине — государство должно не только поддерживать бизнес, но и стимулировать его на развитие. Замечу, что ВТО достаточно строгая организация с точки зрения господдержки тех или иных отраслей. Впрочем, русская смекалка может придумать способы защиты своего рынка и вне действия рамок ВТО, ведь они не ограничиваются таможенным регулированием. Находят же в американских окорочках антибиотики, а в грузинских винах — пестициды. Поддержку отдельных отраслей нужно продумывать, главное — не перестараться.

— Сергей Анатольевич, на ваш взгляд, стоит ли делать ставки в развитии региона непосредственно на малый и средний бизнес?

— Я считаю, что малое предпринимательство необходимо развивать — чем больше будет таких форм, тем лучше качество жизни населения. Впрочем, я бы сделал ставку на средний бизнес, ведь более крупные организации могут расти на десятки процентов в год.

И 10 средних компаний, по сути, как одно крупное, — эффективнее для региона, для наполнения местного бюджета. Но вместе с тем и процессы работы здесь сложнее. Кроме того, даже с точки зрения энергетики удобно поставлять ресурсы в одну точку, чем в пять компаний, распределенных в радиусе 50 км друг от друга. Однако при поддержке среднего бизнеса нельзя забывать и про малый. Ведь именно небольшие предприятия — кафе, магазины, салоны — касаются повседневной жизни каждого человека. Без малого бизнеса и жизнь-то назвать жизнью сложно — просто существование.

Ирина ТЮРИНА
 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь