06.07.2012 |

Зацементировать небо

В этом году празднование Дня города в Твери обошлось без традиционных дождей, вероятно, потому, что в Москве давно не «разгоняли облака». Мы встретились с «виновником» самых первых разработок по улучшению погоды и выяснили, чем обернулся советский эксперимент

Сегодня свои услуги по созданию идеальной погоды к любому торжеству предлагают частные агентства, а еще в советское время проводили первые эксперименты и на облака «сбрасывали» мешки с цементом. Юрий Ильин в это время руководил работами по метеозащите Москвы. Правда, в интервью нашему еженедельнику «разгон облаков» он назвал откровенным «лохотроном».

В начале 70-х Юрий Ильин работал инженером-бортаэрологом на самолетах-метеолабораториях Госкомгидромета. Затем стал сменным руководителем авиаработ по метеозащите Москвы. А в 2008 году написал книгу «Разгон облаков. Кто кого охмуряет?», одним махом перечеркнув добрую часть своей карьеры. Юрий Сергеевич хотел исследовать явление, а получилось расследование «метеополитического лохотрона», как он сам его называет.

— Как вы решились на то, чтобы написать разоблачительную книгу о «разгоне облаков»? Ведь вы сами были в числе специалистов, воплощавших сомнительный проект в жизнь…

— Мы, специалисты, полагали, что это будет полноценный эксперимент, а в опыте, как известно, и отрицательный результат тоже результат. Мы полагали, а властные авторы проекта — располагали, в итоге возобладала политическая составляющая, погубившая эксперимент. В начале 80-х московской парторганизацией была развернута борьба за присвоение столице звания «Город образцового коммунистического труда». Образцовый город решили обеспечивать образцовой погодой, причем безотлагательно. Уже 19 октября 1981 года было принято решение Моссовета о создании в структуре Главмосдоруправления экспериментально-производственной лаборатории (ЭПЛ), а уже 7 ноября наскоро собранные «метеозащитники» с помощью совковых лопат засеивали кусками сухого льда (брикеты дробили гусеницами трактора) натекающие на Москву облака.

— Как долго длился эксперимент по созданию технологии «разгона облаков»? Тогда, наверное, мало кто мог адекватно оценить его результаты. Использует ли их наука сегодня?

— Считалось, что наша основная задача — осаждать снегопады на подступах к городу. Но надежда на успех в большей степени связывалась с созданием улучшенных метеоусловий во время проведения важных общественно-политических меро¬приятий. Если на торжестве присутствовал хотя бы один член Политбюро ЦК КПСС, оно априори получало такой статус. Улучшенной погодой обеспечивались и довольно регулярные в те годы похороны генсеков. Одним словом, начинали во здравие, кончили за упокой: налетав за 10 лет около 20 тыс. самолето-часов и высыпав в облака не одну тысячу тонн реагентов, метеозащитники тихо, по-английски, удалились, так и не озвучив результаты важного эксперимента. Материалы провалившегося эксперимента в науке не используются из-за некорректности его проведения — все ушло в небытие вместе с рухнувшей на пороге коммунизма империей.

— Тем не менее практические наработки не пропали и нынешние «разгоны облаков», вероятно, стали эффективнее, чем в советское время?

— В этом я сильно сомневаюсь. Дело в том, что тогда в метеозащите Москвы участвовали летающие метео¬лаборатории Центральной аэрологической обсерватории с научными экипажами на борту. Сейчас эту сложнейшую задачу решают с помощью самолетов-сараев транспортной авиации ВВС, наскоро дооборудованных средствами воздействия. Ставка делается на их количество, но советский опыт показал, что главный фактор успешности «разгона облаков» — не количество самолетов, а фактическая метеообстановка в момент проведения авиаработ. Так, 15 августа 1982 года на метеозащите воздушного парада в Тушино были задействованы 3 стареньких Ил-14 и три лопаты. Результат — отменная погода и почетная грамота от организаторов парада. А вот в День города 19–20 сентября 1986 года Москву заливали дожди, хотя в эти дни «разгоняли облака» единовременно 10 самолетов, в том числе и специально оборудованный для этих целей дальний бомбардировщик Ту-16.

— Получается, что если успех «разгона облаков» напрямую зависит от погоды, то и результата у эксперимента нет? Выходит, власти Москвы «выбрасывают» на ветер по 64 млн рублей за каждый праздник?

— Полностью отрицать целесообразность подобных работ в советский период не стоит — тогда проводился какой-никакой, но эксперимент. Сейчас же мы просто пытаемся показать миру, что умеем запросто разгонять облака, не имея при этом ни одного прилично оборудованного самолета-метеолаборатории. Эффективность этих «разгонов» с научной достоверностью не подсчитает даже самый мощный компьютер, прогнозирующий погоду. В то же время несложно высчитать, что выброшенных на ветер денег хватило бы на оборудование не одной такой лаборатории для обнищавшей российской науки (в СССР их было с десяток). В итоге на сегодняшний день имеем то, что имеем, — метеополитическую игру в традиционно русском стиле: пошуметь, побросаться денежкой, чем-нибудь удивить окружающих. Однако ни летчикам ВВС, классно выполняющим поставленные им задачи, ни специалистам-активщикам, не от хорошей жизни подрабатывающих на сомнительном проекте, эти слова я не адресую.

— Но некоторые СМИ утверждают, что погода в Москве в дни «разгона облаков» все-таки хорошая. В отличие, например, от Подмосковья или Тверской области.

— Оценка СМИ — это еще не оценка экспертов. Тем же, кто верит в такие утверждения, можно напомнить, что в летнее время погода в Москве преимущественно хорошей и бывает. Более половины всех вылетов на разгон облаков проведено в условиях, когда этого и делать-то не требовалось: дожди, если когда-то в эти дни и прогнозировались, то с малой долей вероятности, незначительные или неповсеместные. Ну а когда выпадение дождей в Москве прогнозировалось уверенно, они в эти дни и выпадали, хотя, по оценкам самих «дождеборцев», и с меньшей интенсивностью. В этом году как-то неудачно складываются дела и у московских «погододелов». В День Победы в метеозащищаемой столице периодически шли дожди, в День России — серьезные ливни. Думается, правы пользователи интернета, которые с юмором пишут: «При Лужкове облака от Москвы отгоняли, при Собянине — сгоняют».

— Можно ли сказать, что вы стали сторонником запрета на проведение любых работ по искусственному регулированию погоды?

— На мой взгляд, праздничные разгоны облаков следует прекратить, а освободившиеся средства передать науке. Такое решение хотя бы частично повысит престиж и возможности ученых, работающих в области физики облаков и активных воздействий на них. Не в проигрыше останемся и все мы — сохраним надежду на то, что наука когда-нибудь разработает надежные технологии, позволяющие без нанесения ущерба природе управлять погодными процессами.




История

Существующую технологию управления погодой разработали специалисты Росгидромета в 50-х годах. Изначально она была предназначена для сельскохозяйственных работ. Впервые «разогнали облака» в Москве на открытии Олимпийских игр в 1980 году. С 1995 года — после первого масштабного применения во время празднования 50-летия Победы технология начала применяться достаточно широко. С тех пор российская служба по «разгону облаков» считается одной из лучших в мире.

Технология

Для улучшения погоды на облачные массы воздействуют специальными экологически чистыми реактивами. При заказе на «разгон туч», сделанном не менее чем за 48 часов до торжества, можно очистить небо в радиусе 5 км от места проведения мероприятия. Реактивы для борьбы с тучами и облаками — это гранулы сухого льда, йодистое серебро, кристаллы парения жидкого азота. Оказываясь под воздействием этих веществ, осадки достигают критической массы и выпадают раньше, чем это могло бы произойти без воздействия. Поэтому фактически облака «разгоняют» за 50-100 км до того места, где требуется получить чистое небо. Сам процесс «расстрела» туч метеорологи называют «засеиванием». Для этого применяются специально оборудованные самолеты Ил-18, Ан-26 и Ан-12. В грузовых отсеках самолета находятся системы для распыления жидкого азота, в хвостовой части — устройства для отстрела патронов, содержащих соединения серебра.

Безопасность

Вместе с тем у данной методики есть и противники. Так, экологи утверждают, что существует определенная зависимость между «разгоном облаков» и проливными дождями, выпадающими в последующие дни. По их мнению, современная наука пока не в состоянии говорить о последствиях подобного вмешательства, а они могут быть самыми разными. Однако метеорологи считают выводы о том, что дождливая погода является следствием их работы, голословными. Применяемые реагенты находятся в атмосфере меньше суток, а после попадания в облако вымываются из него вместе с осадками.

Сегодня

В настоящий момент модификацией погоды занимаются в Центральной аэрологической обсерватории ученые отдела физики облаков активных воздействий. В интервью с Багратом Григорьевичем Данеляном, научным сотрудником отдела, мы поговорили о будущем «разгона облаков», узнали, можно ли «сделать» хорошую погоду над целым государством и влияют ли политические амбиции на работу ученых. Материал читайте в июльском номере журнала «PRактика».




Марина ЕВСТРАТИЙ
 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь