15.09.2011 |

Работа по ним плачет

Впервые в России с заключенных взыскали деньги за отказ от работы. Однако Тверская область перенимать этот опыт пока не собирается

 

На днях мировой суд Тюменской и Омской областей вынес беспрецедентное решение: взыскать 52 тыс. рублей с троих осужденных, отказавшихся работать. С иском обратились сотрудники администрации тюменской колонии №6, где ответчики отбывали наказание. От трудовой «терапии» арестанты отказались, соответственно, доходов не получали и кормились-одевались за счет бюджета. Ситуация, в принципе, распространенная, но если раньше государство тунеядцев за решеткой прощало, то теперь потребовало долги вернуть. Но настанет ли для заключенных час расплаты, неизвестно. Сейчас этим вопросом занимаются судебные приставы. Тем не менее эксперты и отдельные сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний отмечают, что опыт судебных разбирательств с зеками-бездельниками неплохо бы распространить и на другие регионы.

В Тверской области к этой идее отнеслись скептически. В региональном УФСИН подобные меры, «стимулирующие» к труду, не приветствуют. А в администрации одной из колоний Верхневолжья и вовсе считают подобные иски и судебные решения противозаконными, ведь принудительный труд в России запрещен, а значит, ни о каких «штрафах за тунеядство» не может быть и речи. С одной стороны, это действительно так, и данное положение прописано в Трудовом кодексе. Но с другой — есть еще и Уголовно-исполнительный кодекс, согласно которому «каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений», а «отказ от работы или прекращение работы являются злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и могут повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность». Как известно, такие юридические парадоксы разрешаются судебными прецедентами. А раз так, значит, скорее всего, рано или поздно деньги с осужденных бездельников начнут взимать по всей России, в том числе и в тверском регионе.

Казалось бы, этой новости можно только порадоваться: деньги налогоплательщиков больше не будут тратиться на сидельцев-дармоедов. Но такой сценарий чересчур оптимистичен. Почему-то никто не задумывается о том, что заключенных в России гораздо больше, чем рабочих мест в колониях и тюрьмах. К примеру, в исправительных учреждениях Верхневолжья на «трудовую вахту» выходит меньше половины спецконтингента. И по этому показателю Тверская область считается одной из лучших в стране — в среднем по России в колониях работает только каждый пятый. Конечно, среди бездельников есть и отказники, но, как показывает практика, за решеткой вакансий на производствах и в подсобных хозяйствах практически не бывает, по крайней мере, в Верхневолжье.

Такое положение дел сказывается не только на бюджетных расходах, но и на дальнейшей, «посттюремной», судьбе заключенных и как следствие — общественной безопасности. По крайней мере, потому, что к безделью легко привыкнуть. Видимо, неслучайно на днях на проблему социальной адаптации бывших осужденных обратил внимание уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, который в достаточно резкой форме раскритиковал работу УФСИН в этом направлении, заявив, что «нынешняя система плодит рецидивистов».

В качестве панацеи омбудсмен предложил создать отдельную федеральную структуру, которая готовила бы людей, вышедших на свободу, к нормальной жизни. Предполагается, что сотрудники службы будут помогать освободившимся с трудоустройством и другими бытовыми вопросами.

Однако эксперты отмечают, что подобная структура вряд ли будет эффективной. Тем более что в ряде регионов, в том числе и в Тверской области, сами органы исполнения наказаний уже выстроили подобную систему. Она включает в себя, в частности, ПТУ при колониях, где каждый желающий может получить диплом по одной из востребованных 13 профессий. Регулярно в исправительных учреждениях проводятся ярмарки вакансий, организованные службами занятости населения. 4 года назад по инициативе УФСИН Тверской дом милосердия открыл отделение социальной реабилитации, где бывшим заключенным помогают в поисках работы и жилья. И самое главное — российский бизнес медленно, но верно начинает рассматривать «зону» в качестве инвестиционной площадки. Преимущества размещения предприятий за колючей проволокой очевидны: возможность снизить расходы на зарплаты, высокая трудовая дисциплина, а также полностью подготовленная инфраструктура. Неудивительно, что отдельные бизнесмены уже открыли филиалы в колониях: к примеру, как уже писал наш еженедельник, в ИК-10 в Калининском районе переехал целый машиностроительный завод.

Пожалуй, единственное, чего не хватает данной структуре, — это возможностей для переселения и трудоустройства осужденных туда, где рабочие руки нужны больше всего. А именно в сельскую местность. С региональными программами по развитию села спецконтингент почему-то не знакомят. А зря. С этого года в исправительных учреждениях Верхневолжья начали готовить профессиональных аграриев: Тверская государственная сельскохозяйственная академия набрала в ИК-6 две группы по направлениям «Зоотехния» и «Агрономия». Сейчас за колючей проволокой у ТГСХА 28 студентов-заочников. И ни у кого не вызывает сомнений, что работодатели будут за них биться.

Елена ЛАЗУТКИНА

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь