30.06.2011 |

Новое кино о главном

22 июня в рамках федеральной акции «Наследники Великих Побед» в Твери состоялся открытый показ патриотической драмы «Брестская крепость». После мероприятия генеральный продюсер этой картины, председатель Телерадиовещательной организации Союзного государства России и Белоруссии Игорь УГОЛЬНИКОВ пришел в гости в редакцию еженедельника «Афанасий-биржа» и рассказал о том, как ему удалось снять фильм о войне, который критики и зрители признали лучшим за последние 25 лет

 

— Игорь, согласитесь, героических страниц в истории Великой Отечественной войны немало. Почему вы выбрали битву за Брестскую крепость?

— Идея экранизировать фильм по одноименной книге Сергея Смирнова, которую я прочитал еще в детстве, стала  моей заветной мечтой. Если честно, никогда не думал, что смогу ее осуществить. Но пять лет назад мне предложили стать председателем Телерадиовещательной организации Союзного государства России и Белоруссии. Так появился реальный шанс воплотить желаемое в действительное.

— Вся страна знает вас как ведущего юмористических телепрограмм «Оба-на», «Добрый вечер с Игорем Угольниковым», «Угол-шоу». Переключиться с легкого жанра на серьезную режиссерскую работу над патриотической драмой было довольно сложно. Но вам это удалось. Как, если не секрет?

 — Все мы проживаем разные этапы своей жизни, видимо,  я просто понял, что вступил в фазу зрелости. Прежде чем приступить к работе над «Брестской крепостью», в течение четырех лет продюсировал сатирический журнал «Фитиль». Наверное, именно в этот момент и произошел переход от несерьезного к серьезному. Но потом наступили другие времена — сатира для телевидения стала неугодной. И чтобы «Фитиль» мог жить дальше, нужно было менять формат проекта. Мне этого не хотелось. Но совсем с сатирическим жанром я все-таки не расстался: сейчас репетирую в одном из Московских театров пьесу Нила Саймонда «Дураки», перевод и русскоязычную интерпретацию которой я сделал сам. В общем-то, она про нас — про россиян.

— О Второй мировой войне в нашей стране снято и продолжает сниматься огромное количество фильмов. Большинство из них критики разнесли в пух и прах начиная с мелочей — то китель не тот, то танк неправильный. Однако «Брестскую крепость» и критики, и зрители назвали самым лучшим фильмом о войне за последние 25 лет. Очевидно, в нем есть что-то особенное, вызывающее у людей такие эмоции...

— Если уж начинать с мелочей, то у нас все правильно — и танк, и китель. Мы просто сняли честное документальное кино. Считаю, что недоверие российского зрителя к современным российским экранизациям, тем более на военную тему, вполне обоснованно. Зачастую мои коллеги — продюсеры, авторы и режиссеры очень много выдумывают того, чего на самом деле не было. А зрителя не проведешь, он сразу чувствует обман. А про войну тем более сочинять нельзя, да и не нужно — в ней и так драматургии предостаточно. Дать зрителю достоверную информацию было важно в первую очередь для нас самих. Вот почему с первого до последнего кадра мы все делали по-настоящему: съемки — в самой крепости, в массовке — жители Бреста, выстраивавшиеся каждое утро в очереди, чтобы принять участие в этом проекте не из-за денег, а по зову сердца. К слову, по достоинству фильм оценили и серьезные кинематографисты, в частности Эльдар Рязанов и Людмила Гурченко, которая сказала: «От тебя, шалопай, я такого вообще не ожидала — ты продолжил традицию советского кино, чего в России уже не делает никто».

— Игорь, участвовали ли вы в подборе актерского состава?

— Конечно. Единственное, чего я старался избегать, так это вмешательства в режиссерскую работу Александра Котта. При утверждении актеров на роль во главу угла мы ставили не только их мастерство и талант, но еще и внешнее сходство с героями. И если Александра Коршунова (майор Гаврилов) и Андрея Мерзликина, который как две капли воды похож на лейтенанта Гежеватого, утвердили сразу, то с Павлом Деревянко все было гораздо сложнее. На роль комиссара Фомина он пробовался трижды. Уж очень ему хотелось сыграть серьезную роль. Я опасался брать его из-за амплуа актера-комика, закрепившегося за ним после выхода в свет фильма «Гитлер-капут!» Но когда мы все-таки решили, что Фомина будет играть он, в мой огород тут же полетели камни: «Что ты делаешь, как ты можешь?! Мало того что телевизионному клоуну доверили снимать такую великую тему, так он еще и Деревянко на роль комиссара Фомина взял». Но, как оказалось, мы рисковали не зря — все актеры сыграли просто фантастически. Кстати, те, кто был против Паши, забрали свои слова обратно.

— Во время работы  над фильмом вы, конечно, четко понимали, на какую аудиторию он рассчитан…

— Прежде всего это фильм для детей и ветеранов. Для первых — потому что они совсем не интересуются историей и не знают ее. А для вторых, потому что их слишком много обижали плохими фильмами, после просмотра которых наши отцы и деды приходили в ужас о того, что на войне все было по-другому. Почему-то наших офицеров все чаще выставляют идиотами и негодяями, пропивающими ордена Красного Знамени. В драке не поможем, но в войне победим — такая трактовка в корне не правильна. Поэтому «Брестская крепость» — в первую очередь дань уважения ветеранам. Показателен момент, когда один пенсионер попал на просмотр «Брестской крепости» вместе с молодежью. Парни сидели с пивом и попкорном, шутили, болтали, но через 10 минут в зале наступила тишина, и такое напряжение простояло до самого финала. После премьеры пенсионер сказал: «Благодаря этой картине циничные подростки вышли из зала гражданами». Цель была достигнута: молодые люди задумались о том, что мирное будущее им подарили деды.

— Фильм как ребенок. Родился, то есть вышел в прокат, а дальше должен шагать сам, расти… Какова его дальнейшая судьба?

— После показа на больших экранах «Брестская крепость», безусловно, будет транслироваться по телевидению. Четырехсерийную расширенную версию драмы телезрители уже увидели — Первый канал показал ее в канун Дня памяти и скорби.  Кроме того, «Брестскую крепость» теперь демонстрируют на уроках истории в школах, воинских  подразделениях, военных академиях. Это означает, что проверку на самостоятельность фильм точно прошел.  Мне даже сказали по этому поводу одну обидную фразу: «Игорь Станиславович, если вы в своей жизни больше ничего не придумаете, не огорчайтесь — вы уже все сделали». Фактически фильм стал частью новой российской идеологи. Вернее, не новой, а хорошо забытой старой, потому что есть истинные ценности, которые еще никто не отменял. 

— Имеется информация, что фильм «Брестская крепость» будет претендовать на «Оскар»…

— Это зависит не от меня. В России существует специальный комитет, который выдвигает тот или иной фильм в кандидаты на присуждение премии американской киноакадемии. Но думаю, что в Америке патриотическое кино, где русский солдат стоит до конца и побеждает в войне, прежде всего самого себя, вряд ли будет слишком популярен.

— Как вы оцениваете показ фильма в столице Верхневолжья?

— Мне очень понравился формат мероприятия, которое состоялось в Твери в День памяти и скорби при поддержке партии «Единая Россия» и Тверского регионального ресурсного центра «Президентской программы управленческих кадров». Все было проникновенно и по-человечески. Посмотреть фильм пришло в том числе и руководство области и города. На мой взгляд, очень важно, чтобы в такие дни власть была рядом с народом.

— Реакция белорусских зрителей была такой же?

— Да, более того, наш совместный проект «Брестская крепость» доказал, что союзное государство существует не только на бумаге, но и в действительности. На мой взгляд, России и Белоруссии нужны не только общие кинокартины, но и более близкие отношения. Ведь, по сути, мы не представляем своего существования друг без друга. Я родился  в великой империи СССР, и мне обидно, что ее растащили по кусочкам. Уверен, нам еще удастся пожить в крепком и дружном государстве.

— Обычно успехи вдохновляют, есть ли у вас еще какие-нибудь режиссерские задумки?

— Безусловно, идеи есть, но я стараюсь не рассказывать о них. Не потому, что суеверен, а главным образом из-за еще несформированной до конца идеи. Ясно только одно — следующий мой фильм точно будет не о войне. Хочется снять картину, полностью противоположную первой, — более светлую. Это касается и сюжета, и эмоций главных героев. Но сначала нужно завершить работу над спектаклем.

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь