28.04.2011 |

То, что доктору прописали

Российское здравоохранение, пожалуй, одна из немногих сфер, которая реформируется постоянно. Но в этом году регионы реализуют программы уже не развития, а модернизации этой важнейшей для жизни отрасли. Причем речь идет не только о внедрении передовых технологий и закупке современного оборудования, но и о новациях в управлении. О том, зачем здравоохранению нужна своя вертикаль власти и почему главным врачам стоит пересмотреть штатные расписания, мы беседуем с заместителем губернатора Тверской области Светланой ВЕРЖБИЦКОЙ

 

— Светлана Валентиновна, вы вступили в должность заместителя губернатора сравнительно недавно. Стало ли для вас неожиданностью такое предложение и долго ли вы его обдумывали?

— Честно говоря, предложение для меня было неожиданным и застало врасплох. Поэтому я взяла время на обдумывание, посоветовалась с семьей. Конечно же, принимая решение, я прекрасно понимала, что придется практически полностью изменить образ жизни, поставить перед собой новые и более сложные задачи.

— Вы курируете целый спектр вопросов социальной политики, но, пожалуй, наибольших усилий от региональной власти требует сфера здравоохранения, ведь именно ее состояние является одним из главных индикаторов благополучия любой территории. Как вы оцениваете уровень развития здравоохранения на сегодняшний день?

— К огромному сожалению, в этой сфере остается еще немало проблем, и не стоит скрывать, что Тверская область в этом отношении выглядит отнюдь не лучше других субъектов РФ. Отсюда, например, высокие показатели смертности из-за сердечно-сосудистых заболеваний — именно они становятся причиной гибели людей в 63% летальных случаев. По-прежнему сохраняется острая ситуация с туберкулезом. И одна из причин такого состояния — болезни слишком поздно выявляются и не всегда потом лечатся профессионально. Тем не менее не стоит забывать, что за последние годы в области здравоохранения произошло немало кардинальных перемен к лучшему. Речь идет и о масштабных закупках диагностического оборудования в рамках нацпроекта «Здоровье», и о ремонте муниципальных больниц, и об увеличении зарплат врачей узких специальностей, и об открытии новых современных учреждений… Словом, сделано немало, но и впереди много работы.

— Недавно в Верхневолжье была принята программа «Модернизация здравоохранения Тверской области на 2011-2012 годы». Насколько нам известно, по этой программе регион получит беспрецедентное финансирование. Но, согласитесь, даже колоссальные денежные вливания ни к чему не приведут, если ими неэффективно управлять…

— Действительно, такого объема средств на здравоохранение регион не видел никогда: только из федерального бюджета выделяется 2,7 млрд рублей, а если учесть софинансирование областного и муниципальных бюджетов, то в общей сумме получится около 4 млрд. Что же касается системы управления отраслью, то она существенно изменится уже с 1 января 2012 года и будет выстраиваться по вертикали. То есть все полномочия по организации любых видов медико-санитарной помощи будут закреплены за региональной властью.

— Но именно в таком виде система здравоохранения существовала до 2006 года, пока вопросы здравоохранения не стали прерогативой муниципальных образований. Не слишком ли часто происходят подобные перестройки? Стоит сейчас возвращаться к тому механизму, от которого отказались пять лет назад?

— Грядущие изменения я полностью поддерживаю: видимо, в прошлом была сделана ошибка. Ведь работа всей системы во многом зависит от того, кто ею руководит, и мне кажется, здравоохранение не терпит, когда каждый тянет его в свою сторону, как лебедь, рак и щука. Должна быть единая политика, а тон ее нужно задавать сверху. В случае же, когда организация медицинской помощи находится в руках муниципалитетов, управлять этим процессом из центра практически невозможно. Но, несмотря на изменения системы, для нас важно, чтобы муниципалитеты оставались нашими союзниками и тоже разделяли ответственность за состояние отрасли, ведь социальное самочувствие территории основано именно на здравоохранении. Кроме того, уже давно было доказано, что многоканальное финансирование здравоохранения из разных источников не дает эффективности. Поэтому со следующего года и выделять средства, и контролировать их освоение будет один орган исполнительной власти.

— Не секрет, что в сфере здравоохранения достаточно серьезный размах приобрела коррупция. Причем она распространяется не только на взаимоотношения врача с пациентом, но и на руководящее звено. За примерами далеко ходить не надо: в частности, некоторые чиновники регионального департамента здравоохранения уже оказывались в эпицентре коррупционных скандалов. Как вы планируете бороться с этим явлением?

— Здесь крайне важно принять правильные решения. Ведь иногда коррупция рождается не только и не столько потому, что тот или иной чиновник не чист на руку, сколько из-за отсутствия прозрачной и четкой инструкции, понятного технического задания. В результате доходит до того, что, например, при закупке аппаратуры чиновники руководствуются только одним источником информации о ее цене, не сравнивая и не анализируя другие предложения. И методологических пробелов предостаточно, поэтому сейчас идет большая работа по совершенствованию законодательства. Недавно глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова сообщила, что правительством разработан пакет поправок к документам, касающимся как раз подготовки технических заданий для конкурсной процедуры. Департаменту здравоохранения Тверской области дано поручение сформировать техническую комиссию, чтобы решение о закупках того или иного оборудования принималось коллегиально, причем квалифицированными специалистами.

— Но все эти перемены не приведут к желаемому результату, пока закон о госзакупках остается в нынешнем виде и заказы на товары и услуги получают те, кто предложит самые низкие цены…

— С этим трудно поспорить, и федеральные власти это прекрасно понимают. Поэтому, думаю, изменения в закон о госзакупках будут внесены уже скоро. Правда, никакими законами не устранить другую коррупционную составляющую — менталитет. Возвращаясь к разговору о взятках на уровне пациент — врач, могу сказать, что мы, похоже, поголовно забываем про профессиональную ответственность. Может быть, это переходный период 1990-х годов до такой степени расслабил и лишил людей чувства долга, когда здравоохранение финансировалось по остаточному принципу и медицинские работники выживали как могли. Вот тогда, наверное, и сложился стереотип взаимоотношений. Но сегодня врачи уже не брошены на произвол судьбы: на порядок изменились условия труда, а средняя зарплата в медучреждениях составляет сегодня 17 тыс. рублей. Но некоторые специалисты по-прежнему считают, что их работу должен дополнительно оплачивать и пациент. С этой точки зрения поменять менталитет медицинского сообщества очень трудно.

— Светлана Валентиновна, а если перед вами стоит выбор — идти к опытному врачу, который уже сделал карьеру, или к молодому специалисту, то к кому вы обратитесь?

— По правде сказать, не задумывалась об этом. Порой врачи, находящиеся в возрасте, уже не задумываются о повышении квалификации, не стремятся взять на вооружение современные подходы к лечению. И я искренне рада, что есть молодые талантливые специалисты, которым хочется сделать что-то новое. Правда, здесь встает вопрос о качестве подготовки кадров: не секрет, что оно снизилось из-за платного обучения. Но в любом случае, независимо от возраста, медицинские сотрудники должны понимать, что их карьерный рост напрямую зависит от качества выполняемой работы. Да, на сегодняшний день в здравоохранении омоложения управленческих кадров фактически не происходит. Однако когда мы перейдем к новой системе управления, когда она уже не будет зависеть от территории и от того, кто этой территорией управляет, тогда уже начнут действовать совершенно другие критерии оценки работы главного врача. Важно, насколько эффективно он распределяет не только деньги, но и кадровый состав своего учреждения. К примеру, сегодня у нас в регионе по сравнению с другими субъектами ЦФО наблюдается переизбыток врачей в стационаре, но при этом — острый дефицит кадров в амбулаторно-поликлинической службе. То есть потенциал кадровый есть, но важно его правильно распределить.

— Кстати, как вам кажется, не стоит ли вспомнить устаревший смысл слова «распределение», то есть вернуться к советской системе, когда после окончания вуза молодой специалист направлялся именно туда, где он необходим?

— Распределение, на мой взгляд, было очень интересным опытом. Кроме того что выпускник проходил определенную школу жизни, решалась еще и проблема нехватки кадров. Сейчас привязывать специалиста к определенной территории должны мотивации и стимулы. И они уже существуют: в частности, широко распространяется целевой набор, при котором ведомства оплачивают учебу студентам. Муниципалитеты предоставляют субсидии на жилье для молодых специалистов. Существуют различные виды надбавок. Главное, что эти механизмы реально работают. К примеру, на днях я побывала в Торжокской ЦРБ, и там очень много молодых, а значит, у более старшего поколения врачей есть смена и больница живет. Наша задача — поддерживать политику обновления и омоложения кадров, расширять возможность для карьерного роста специалистов, потому что в противном случае модернизация здравоохранения будет половинчатой.

 

Ольга ПОСПЕЛОВА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь