16.09.2010 |

Дети до востребования

В России сироты в массовом порядке покидают приемные семьи. В Тверской области родители-опекуны расставаться с детьми не спешат

 

Каждый третий российский ребенок, взятый из детского дома на воспитание, возвращается обратно. Не случайно эксперты уже называют сложившуюся ситуацию «гуманитарной катастрофой». В цифрах это выглядит так: за период с 2007 по 2010 годы в приемные семьи были устроены около 90 тысяч сирот, 30 тысяч из них возвращены в детские дома. То есть одна треть. Статистика шокирующая. В списке лидеров по возврату Санкт-Петербург, Красноярский край и Иркутская область. Но и у многих сирот из других регионов тоже умирают последние надежды обрести нормальную семью.

Почему же от них отказываются? Как отмечают работники различных служб опеки, с принятием закона о компенсациях за каждого ребенка, взятого под опеку, в приемную или патронатную семью, в детские дома потянулись люди со средним и низким достатком. И не все шли туда только за отцовскими и материнскими чувствами. Например, в Тверской области размер пособия приемным семьям составляет 7916 рублей плюс единовременная выплата в размере 10 тысяч рублей. Решив как можно больше детей отдать в семьи, государство стало активно пропагандировать эту идею. Причем большинство лозунгов сводилось к следующему: берите детей из детдомов, государство вам поможет. А в одном из регионов призыв был еще откровеннее: «Потерял работу — возьми ребенка!» Но когда грянул кризис, многие их тех, кто последовал таким советам, повели детей обратно. Взывать к их совести, судя по всему, бесполезно: с самого начала многие из приемных родителей забирали детей по принципу: хочешь — бери, надоел — возвращай, и ничего тебе за это не будет. Тем более что процедура оформления устройства ребенка в семью очень простая — достаточно принести в органы опеки «чистые» документы.

О том, что в России работа с сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, далеко не совершенна, можно понять, оглянувшись на Запад. В Европе кризис не спровоцировал массового возврата сирот в детские дома. И не только потому, что в ряде стран детских домов просто нет — там дети временно проживают в «фостерных семьях», откуда их забирают люди, желающие усыновить. Кстати, по этому же принципу должна работать и пока еще новая для России система патроната. Что она и делает — медленно, но все же верно. Но здесь проблема в том, что на Западе патронат прочно вмонтирован в общую систему устройства ребенка, а у нас стал экстренным методом борьбы с зашкаливающим сиротством. Европейцы берут в семью чужого ребенка для того, чтобы дать ему новую жизнь, новые возможности для развития. Причем абсолютно бескорыстно — в большинстве стран Западной Европы и в США никаких материальных стимулов будущим родителям не полагается. При этом они в отличие от российских опекунов должны собрать в пять раз больше документов о собственной состоятельности, физическом и эмоциональном здоровье, безопасности своего жилища и так далее. Говорят, что кандидатов в родители даже проверяют спецслужбы. Зато после того как ребенка взяли в семью, в арсенале приемных родителей целый ряд бесплатных услуг — помощь психологов, обслуживание в поликлиниках и кризисных центрах. В России все с точностью до наоборот. Кроме причитающихся пособий и льгот, никакой помощи от государства, и тем более от общества, ждать не приходится. Поэтому и расхлебывать новую семейную кашу некоторые предпочитают самым простым способом — отдав ребенка обратно. И хорошо если дети возвращаются в детские дома, а не в больницы.

Еще на слуху громкие дела Вики Осташко и Глеба Агеева — и это только вершина айсберга. По статистике, в нашей стране в приемных семьях ежегодно погибает более 1000 детей. Большая часть — от жестокого обращения.

К счастью, в Тверской области дела с устройством детей-сирот в семьи обстоят гораздо лучше, чем во многих регионах России. У нас случаи возврата единичны. Как нам пояснили в региональном Центре по централизованному учету детей, оставшихся без попечения родителей, залог успеха кроется в конструктивной психологической помощи приемным родителям и детям, причем оказывают ее еще до того, как они начнут жить под одной крышей. Во многом этому способствуют штатные психологи, работающие в детских домах, а также Школа приемных родителей, действующая в Верхневолжье уже 6 лет. Здесь опытные специалисты помогают будущим мамам и папам понять, действительно ли они готовы взять на себя такую ответственность. Кроме того, сейчас дополнительные ставки педагогов-психологов появляются и во всех районных комплексных центрах соцобслуживания.

Но даже изменения в законы об обязательных психологических тестах и прочих проверках на годность в родители, которые собираются вносить на федеральном уровне, вряд ли решат проблему и кардинально изменят страшную статистику. Тверская область в масштабе страны — не более чем исключение. Очевидно, что сама система устройства детей-сирот в семьи, выстроенная государством, дает сбои. И только поняв, где и как это происходит, можно помочь российским сиротам обрести родителей раз и навсегда.

Ирина ПЕТРОВА

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы: При выполнении скрипта возникла ошибка. Включить расширенный вывод ошибок можно в файле настроек .settings.php