29.07.2010 |

Приближая власть к человеку

В Законодательном Собрании Тверской области закончилась весенняя сессия, в ходе которой был принят ряд законов, призванных изменить систему власти и расстановку политических сил в регионе. Об итогах парламентского полугодия мы беседуем с председателем комитета ЗС по государственному устройству и местному самоуправлению Надеждой

ЕГОРОВОЙ

 

— Надежда Александровна, законопроект о схеме одномандатных округов стал, пожалуй, одним из самых значимых в весенней сессии. Как известно, в Тверской области появилось четыре дополнительных округа. Повлияет ли это на расклад политических сил в Законодательном Собрании?

— Я думаю, четыре дополнительных округа — это достаточно много, чтобы не совсем «раскрученные» люди вошли в состав Заксобрания. Не секрет, что у депутатов, которые работают давно и постоянно общаются с избирателями, больше шансов быть избранными. Поэтому другие политики, не столь, может быть, популярные, могут активизироваться именно в новых округах. Причем у тех, кто хочет получить депутатское кресло в областном парламенте, есть возможность пройти как по одномандатному округу, так и по партийному списку — как известно, партия, набравшая от 5 до 7%, получает один мандат. Хотя, надо сказать, что по мажоритарной системе кандидату пройти легче, ведь при этом избиратели отдают голоса не за партию, а за человека. Но и партийное строительство должно, на мой взгляд, активизироваться. Напомню, каждое избирательное объединение должно создать как минимум 18 территориальных групп численностью по три человека каждая. У многих партий не везде развиты местные представительства, поэтому для участия в выборах они вынуждены будут расширять свои ряды, например, за счет молодых кадров. Таким образом, партии будут развиваться, а у людей появится альтернатива — это, по большому счету, и есть конечная цель закона.

— Не станет ли партийный плюрализм помехой в работе Заксобрания? Ведь в России была масса примеров, когда политические оппоненты попросту отказывались слышать другу друга…

— Я считаю, что в этом вопросе все зависит от личности, а не от идеологической платформы человека. За девять лет моей работы в Законодательном Собрании не было ни одного случая, когда кто-либо из депутатов выражал протест против рассматриваемых инициатив социальной направленности. Любой проект нормативно-правового акта, внесенного в ЗС, тщательно прорабатывается на заседаниях комитетов и рабочих групп. Бывают, конечно, спорные моменты — например, недавно прошел первое чтение законопроект о транспортном обслуживании населения. У меня, как у юриста, он вызывает очень много вопросов, однако же проект не завернули, приняли к рассмотрению, иначе он мог бы просто погибнуть. Может быть, концептуально мы вернемся к первому чтению, но у нас, по крайней мере, будет с чем работать. Наша общая задача — принять качественный и жизнеспособный закон, который будет работать на благо населения.

— Какие еще законопроекты, вынесенные на рассмотрение в весеннюю сессию, вызвали вопросы у депутатов, в частности членов комитета по государственному устройству и местному самоуправлению?

— Много пришлось работать над законом «О гарантиях равенства политических партий… при освещении их деятельности региональным телеканалом и радиоканалом». Во-первых, в области нет регионального теле- и радиовещания, которое финансируется из бюджета. Поэтому право на освещение деятельности партий, представленных в Законодательном Собрании, будет определяться по конкурсу. Правда, не знаю, насколько в этом будут заинтересованы телеканалы — закон подразумевает очень жесткий контроль за количеством эфирного времени, выделенного на ту или иную партию. Надо сказать, нам, депутатам, придется себя по-другому позиционировать: если раньше я выступала в качестве заместителя руководителя фракции, то теперь о своей политической принадлежности вынуждена буду умолчать, иначе я отниму эфирное время у самой партии.

Что касается других законопроектов, то для нашего комитета трудно проходил закон «О наделении органов местного самоуправления в Тверской области отдельными государственными полномочиями в сфере осуществления дорожной деятельности». Речь идет, как известно, о дорогах третьего класса — теперь муниципалитеты сами распределяют средства на их содержание. Разногласия же возникли из-за того, что к полномочиям местного самоуправления не относится капитальный ремонт дорожной сети. Мы провели несколько заседаний рабочих групп, чтобы закон был жизнеспособным, и сегодня он уже работает, муниципалитеты получают финансирование.

— Дискуссия по поводу дорог третьего класса действительно была очень шумной, и высказывалось мнение, что муниципалитеты с их содержанием не справятся, ведь им постоянно не хватает финансирования…

— Отчасти вы правы: когда принимался закон «Об общих принципах организации местного самоуправления», об увеличении финансирования муниципальных образований речи не шло. Перед законодателями стояли другие задачи. Во-первых, приблизить власть к человеку, чтобы вопросы местного значения решались на местах, а не на региональном уровне, а во-вторых, добиться более рационального расходования тех средств, которые есть. Конечно, недостаток финансирования по-прежнему остается острой проблемой — большинство районов области являются дотационными. Налоговые доходы бюджета некоторых поселений составляют менее пятисот тысяч рублей. Понятно, что на эти деньги решать вопросы местного значения, а тем более содержать дороги, невозможно. Сегодня муниципалитеты вместе с государственными полномочиями получают и средства  на их реализацию.

— Насколько нам известно, в некоторых регионах, например, в Новгородской и Вологодской областях, идет укрупнение муниципальных образований, что позволяет в том числе выровнять бюджеты поселений. В Тверской области не рассматривается этот вариант?

— Пока такая задача перед нами не стоит: в Верхневолжье и так достаточно крупные муниципалитеты. Хотя есть примеры того, как одно муниципальное образование живет только на дотациях, а соседнее с ним — развивается динамично и имеет достаточно высокий уровень доходов. Допустим, Вахонинское сельское поселение Конаковского района обязано перечислить 10 млн рублей в областной бюджет, так как уровень его обеспеченности выше районного и областного. Если его объединить с соседним поселением, у которого не хватает собственных доходов, то финансирование распределялось бы, возможно, более эффективно и осталось бы в районе. И это не единичный случай: только в Конаковском районе есть четыре поселения, которые также должны перечислить отрицательный трансферт на общую сумму более 16 млн рублей в региональную казну. Тем не менее я не призываю начать объединение муниципалитетов, но есть частные случаи, где оно кажется целесообразным.

— Надежда Александровна, реформа местного самоуправления идет уже не первый год, однако до сих пор есть вопросы, вызывающие очень жаркие споры. Один из них — принцип разделения властей на местах, согласно которому глава муниципалитета избирается из числа депутатов законодательного органа, а глава администрации назначается в результате конкурса. В Твери дискуссия об этом разделении не утихает до сих пор. А как вы считаете, эта система эффективна?

— Думаю, да, ведь далеко не всегда человек может совместить в себе качества, чтобы быть одновременно видной политической фигурой и крепким хозяйственником. Надо сказать, пять лет тому назад, когда мы вводили систему сити-менеджеров в Тверской области, протестов и споров не было. Новый принцип разделения властей был введен во всех городских и сельских поселениях, где численность населения превышала 1 тысячу человек, и в большинстве муниципалитетов он доказал свою эффективность. Глава администрации является муниципальным служащим, и к нему предъявляются достаточно жесткие требования, определенные федеральным и региональным законодательством. А глава муниципалитета — это народный избранник, за него голосовал электорат, у него даже высшего образования может не быть. И далеко не всегда он может управлять хозяйством. В конечном итоге все опять же сводится к индивидуальности человека. Если чиновник действует не во благо жителей, а чтобы удовлетворить свои личные амбиции, любая система управления не даст никакого результата. Что же касается дискуссии, развернувшейся в областной столице, могу сказать одно: спорить по поводу эффективности выбранной модели управления на местах можно до бесконечности — зачастую именно такая протестная позиция становится не более чем инструментом для политического пиара.

— И последний вопрос: какие самые значимые законопроекты планирует рассмотреть в ходе осенней сессии комитет по государственному устройству и местному самоуправлению?

— Прежде всего, конечно, проект бюджета на будущий год. Несмотря на то, что это не наш профильный вопрос, в разработке главного финансового документа области мы всегда принимаем самое активное участие. Кроме того, осенью во втором чтении будут рассматриваться поправки в региональное избирательное законодательство — необходимо в кратчайшие сроки привести его в соответствие с федеральным. Ну и самые, пожалуй, трудоемкие законопроекты, которые предстоит рассмотреть комитету, — это изменения в законах о референдуме в Тверской области и о местных референдумах.

Елена ЛАЗУТКИНА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь