13.03.2008 |

Кордон для наркотрафика

Выгодное географическое положение не только дает тверскому региону много плюсов, но и играет с ним злую шутку, с тверским регионом. С одной стороны, область, расположенная меж двух столиц и неподалеку от границы с Белоруссией, выгодна для инвестиций и развития всех видов бизнеса, с обратной — она остается одной из главных магистралей для наркодиллеров. С юга через Москву, Тверь и Вышний Волочок в Прибалтику везут натуральный героин, из Европы гонят «синтетику». Но, признаем, масштабы наркотрафика уже не те. За последние пять лет с момента образования Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков было изъято более 171 тонны наркотических средств, из них 7 тонн — героин. По внутриведомственной оценке, в прошлом году региональное управление среди коллег из других субъектов России поднялось с ранее занимаемой 60-й строчки на 16-ю. Этих успехов наркоконтроль добился в первый же год работы нового начальника Михаила Яшина. О том, как удалось этого добиться, он рассказал еженедельнику «Афанасий-биржа»

— Михаил Борисович, 2-го марта УФСКН отметил пять лет, поздравляем вас и ваших сотрудников с первым юбилеем службы. В конце прошлого года Владимир Путин подписал указ о создании Национального антинаркотического комитета, который возглавил руководитель ФСКН генерал полиции Виктор Черкесов. В НАК вошли первые лица всех заинтересованных министерств: МВД, ФСБ, Минздрав… Как Вы считаете, будет ли продолжен взятый Владимиром Путиным жесткий курс на противодействие наркобизнесу?

— Судя по результатам последних выборов, стратегическая линия борьбы с наркотиками будет продолжена новым президентом России Дмитрием Медведевым. Мы видим главной идеей объединить под эгидой комитета силы для профилактики и борьбы с наркопреступностью. Я думаю, что это очердной важный шаг, который позволит государству эффективней бороться с наркобизнесом. Все прекрасно понимают, одной структурой побороть существующую массу наркосбытчиков и наркопотребителей практически невозможно. Должны быть задействованы не только правоохранительные органы, но и школы, больницы, детсады, система общественных объединений…

Для непосредственного взаимодействия с гражданами у нас существует телефон доверия (т.: 34-35-30), где люди оставляют полезную нам информацию. Все телефонные заявления я беру на личный контроль. То, что сегодня жители Тверской области пользуются телефоном доверия, наглядно характеризует готовность и желание общества бороться с наркоманией, а также положительное отношение к нашей службе. В прошлый год количество обращений выросло на треть. Значит, растет и доверие.

— На каком уровне на сегодняшний день находится взаимодействие УФСКН с другими областными силовыми ведомствами? Есть ли конкретные результаты?

— Мы стараемся сотрудничать, в то же время укрепляя позиции в своей нише. Сейчас мы изымаем до 80% всех наркотиков Тверской области. Это не говорит о том, что другие плохо работают, ведь бороться с наркобизнесом поручено и милиции, и ФСБ. Напротив, это демонстрирует слаженность наших действий. В перспективе мы начнем плодотворней работать и с другими правоохранительными органами. К примеру, в прошлом году впервые совместно с УБОП УВД Тверской области нами было выявлено организованное преступное сообщество из восьми человек. 18 эпизодов преступной деятельности доказаны. Материалы находятся в областном суде. Уверен, приговор будет достойным.

Налажено плотное сотрудничество с ГИББД и с военной контрразведкой тверского гарнизона. Последние часто обращаются к нам с просьбой проверить тех или иных сотрудников, которые, возможно, занимаются или сбытом, или употреблением наркотиков. Примеры есть. В прошлом году нами был задержан один из прапорщиков, который распространял среди своих сослуживцев наркотические вещества.

— Несомненно, наркоситуация в регионе заметно изменилась за последние пять лет. В детских песочницах не валяются шприцы, в подъездах не валяются наркоманы… Однако проблемой по-прежнему остается одна из основных магистралей наркотрафика, проходящая через Тверскую область: Москва — Питер, Москва — Прибалтика. По вашей оценке, насколько сегодня приостановлен наркопоток по дорогам региона?

— Процентов на сорок-пятьдесят ввоз в Тверскую область наркотиков закрыт. Никто, конечно, не знает точно, сколько ввозят-вывозят. Но, исходя из различных данных, можно привести такие цифры. Если говорить о транзитном трафике, то я вообще не берусь прогнозировать ситуацию. Потому что найти наркотик, спрятанный в бензобаке у фуры, практически невозможно. Такова практика. Исключения составляют «контролируемые» поставки, однако спланировать операцию достаточно сложно. А бывает, что наркодиллер везет «товар» просто в сумке на заднем сидении.

В поездах вообще бесполезно искать. Если проводник спрятал, то и начальник поезда не найдет. А, как правило, они там все заодно. И в поездах, идущих с юга, даже есть собственная служба безопасности.

Недавно мы «взяли» гражданина республики Беларусь, который организовал наркотрафик. Изъяли у него полкило героина. По информации коллег, в том числе из Беларуси, он причастен и к похищению людей.

Да, пока мы констатируем, что наша область остается одной из главных транзитных трасс. Трафик действует на поездах и на машинах (80% — автотрафик). У автомобильщиков уловок больше. ГИБДД, если ты движешься по трассе и не нарушаешь правила, не предъявляет к тебе претензий. Причем у наркодиллеров все хорошо спланировано. Сел, например, в такси и поехал. Кто тебя в Твери будет проверять? Никто. Потом доехал до границы области, пересел в питерскую машину и дальше поехал.

Или просто перешел пост ГАИ пешком со спортивной сумкой на плече, 30 метров буквально прошел, а там уже машина ждет — и поехал. Даже десять килограммов героина в сумке перенести через пост ГАИ — это не проблема. Они же тоже умные, умеют работать и прибыль получать. Если грамм героина стоит в Таджикистане 6 долларов, то здесь практически 60… Вот и вся разница. Причем здесь он нечистый. А таджикский можно вдвое разбавить. Источник дохода очень легкий, очень быстрый. Привез килограмм и обогатился на полмиллиона. С грамма героина — до 700 рублей разницы. В течение недельки зарабатываешь неплохие деньги. Я, например, лет пять буду работать, чтобы получить эти деньги борясь с наркопреступниками.

— Марихуану и маковую солому наравне с синтетическими, клубными наркотиками называют легкими. Вряд ли они являются таковыми по отношению к здоровью человека, а вот купить их в Твери и других городах области действительно не составляет большого труда. Понятно, что УФСКН приоритетом деятельности ставит ликвидирование крупных каналов поставок, а как Вы выстраиваете работу, к примеру, с тверскими клубами?

— Мы уже собирали директоров всех ночных клубов, состоялся серьезный открытый разговор. Встреча стала возможной благодаря принятию важного закона Тверской городской Думой о противодействии распространению наркотиков в Твери. Также мы проводили учебу для служб безопасности ночных заведений, поясняли, как выявлять лиц в наркотическом опьянении. Просили и требовали оперативно предоставлять нам информацию, которая могла бы нас заинтересовать. Большинство клубов откликнулись. Часто наших сотрудников пропускают внутрь.

На сегодняшний день результатом работы стало два выявленных факта распространения на территории клубов наркотиков. Вот это самое плохое. То, что кто-то, зайдя в клуб, употребил и веселится — это одно. А когда руководство все видит и самоустраняется — это другое. Но мы не будем закрывать глаза, а будем ходатайствовать о приостановлении лицензии этих клубов на все виды деятельности.

Я считаю, что региональный наркоконтроль движется в правильном направлении. Будем расширять эту практику. Будем проверять клубы, проводить операции местного, локального и общего значения, совместно с другими органами. Причем, во всех клубах без исключения — а не так: этот буду проверять, этот не буду. Никто не уйдет от ответственности. А ее степень определит суд.

— Возникает вопрос: если пресекать распространение «легких» наркотиков сложно, то не проще ли подойти к проблеме с другой стороны и выявлять преимущественно не распространителей, а их адресатов. Например, вполне логичной звучит инициатива добровольного вузовского освидетельствования на предмет употребления наркотиков. Как вы относитесь к ней?

— Адекватное предложение. Мне известен случай, когда руководитель одного из военных учебных заведений, где подобное освидетельствование обязательно, часть абитуриентов отказались его проходить. Наше управление плотно работает в этой части с военкоматами. Да, не отрицаю, что введение обязательного медосвидетельствования, возможно, нарушает права человека. Но в то же время нужно четко понимать, что в России предусмотрена административная ответственность за немедицинское употребление наркотиков. Если хотите употреблять — то езжайте жить в Бельгию, в Голландию, в Бенилюкс.

Арс БАЙРАМОФФ

Фото Ольги МОИСЕЕВОЙ

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь