08.10.2009 |

Послушай Нино

Она исполняет свои песни на неизвестном никому «птичьем» языке, но ее понимают все нации. Она никогда не занимается собственным пиаром и не стремится получить постоянную прописку в эфире и на телеэкранах, но сумела добиться бешеной популярности. Ее музыку никогда не ругают критики, а, наоборот, рекомендуют принимать, причем в больших дозах, в качестве панацеи от одиночества, стрессов и агрессии. Ее стремятся заполучить все ведущие концертные площадки мира, но она нашла время спеть только для тверитян. 27 октября в Твери при поддержке губернатора Дмитрия Зеленина состоится концерт загадочной и неповторимой Нино КАТАМАДЗЕ. Накануне этого грандиозного события звезда мирового world-music дала нашему еженедельнику эксклюзивное интервью  

 

Нино КАТАМАДЗЕ, эйсид-джазовая вокалистка с мировым именем.

Родилась 21 августа 1972 года в Аджарии, в городе Кобулети (Грузия). Поет на сцене с четырех лет. В 1990 году поступила на вокальный факультет Батумского музыкального института и сразу вышла на любительскую сцену. Профессиональная карьера Нино началась в 2000 году, когда она начала сотрудничать с основателем группы Insight Гочей Качеишвили. Совместно с этой группой она записала альбомы Ordinary Day (2003), Nino Katamadze & Insight (2004), Black, White (2006) и Blue (2008), а также саундтреки к известным фильмам «Жара», «Инди», «Домовой», «Убить короля» и др. Участница крупнейших в мире джазовых open-air, хедлайнер знаменитого фестиваля «Усадьба. Джаз» в подмосковном Архангельском. Обладатель множества российских и международных премий и наград в номинациях «Оригинальная музыка», «Лучшая певица года», «Лучший автор-исполнитель».

 

— Нино, первый раз вы выступили на сцене в четыре года. Кто вам помог на нее подняться?

— Меня научил петь и играть на инструментах мой дядя Шота. У нас дома пели все, кто там жил. Даже собаки! В семье все творческие люди — кто занимается ювелирным делом, кто пением, кто играет, кто шьет. Все что-то творят, создают… Мой отец очень много работает, но я ни разу не припомню, чтобы он пришел недовольный или сказал, что устал. Однажды я спросила его: «Как мне научиться так работать?» И он ответил: «Когда ты выбрала свое дело, нашла себя, когда ты можешь постоянно открывать в своем деле что-то новое и получать от этого удовольствие — как можно при этом быть еще и недовольным?!» Быть недовольным — это для него неблагодарность по отношению к себе и делу, которым занимаешься. И я научилась быть благодарной, что нашла себя в музыке, что могу петь, выступать с концертами и делиться частичкой себя с людьми.

— Даже самые преданные поклонники не могут дать однозначного ответа о жанровой принадлежности вашего творчества. А что бы вы сами ответили на вопрос: «В каком жанре работаете? В интервью вы не раз говорили, что поете не слова, а чувства…

— Наша музыка основана на ощущениях. Почти все композиции одновременно задушевные и сложные по настроению, словно что-то родное и понятное сплетается с неведомым. Наш стиль близок к джазу, но близок в том смысле, что это свободная форма выражения, импровизация, которая происходит каждую секунду. Главное наше достижение — это взаимопонимание со зрителем, из которого и рождается музыка.

— Что вы взяли в свое творчество из культуры Грузии, которую называют страной с большим сердцем?

— Грузия — это место, где каждый день совершенно другой запах. Там нереально красиво. Я помню колокольчики, которые появляются весной, я и сейчас слышу, как они звенят. Раньше я всю зиму ждала, когда же они появятся. И эти светлячки… Когда ты там живешь, то не задумываешься особо, просто это есть с тобой, и все. А вот когда уезжаешь, то понимаешь, что в новом месте нет ни запаха моря, ни запаха растений, ни красоты гор. Как море умеет любить тебя и как чувствует, когда ты приходишь к нему, — невозможно передать словами. Иногда слова ограничивают чувство, которое дарит нам природа. Когда ребенок растет в такой атмосфере, то жизнь воспринимаешь совершенно по-другому. Я родилась в горах возле моря. Море у меня было перед глазами, это самое теплое ощущение детства. А песни на моей родине не просто поют, ими живут.

— Многие песни вы исполняете на так называемом птичьем, выдуманном языке, слова которого не ясны никому, но смысл понятен всем. Как вы считаете, почему слушатели всего мира вас понимают?

— Я пою о доброте, о том, что чудеса существуют и что важно понять, зачем ты пришел в эту жизнь. Пою для людей, которые когда-то открылись мне, потому что хочу их отблагодарить, поэтому на наших концертах можно встретить представителей разных поколений и даже детей, которых я не могу оставить без внимания. Бывает, что в зале вдруг кто-то вздохнул или я заметила чей-то взгляд, или какой-нибудь звук необычный раздался, и во мне вдруг начинает звучать когда-то неспетая фраза. Импровизация — это не только мое «я». Это как знакомая дорога до дома, по которой ты идешь и разговариваешь с соседями, друзьями, которые встречаются на пути.

— Вы и группа Insight, с которой ваше сотрудничество началось в 2000 году, поражаете всех своей невероятной цельностью, кажется, что контакт на сцене происходит на ментальном уровне. Это единое целое возникло сразу или пришло вместе с опытом совместных выступлений?

 — Мы единое целое, семья, все мы крестные у детей друг друга. Да, вокал ведет музыку, но при этом я всегда чувствую, если кто-то из моих ребят не в настроении или ему больно, нехорошо. И я делаю все, чтобы связать нас воедино, обнять музыкой, обменяться добрыми чувствами.

— Чтобы добиться невероятной популярности, которая последние годы вас преследует, вам — и это довольно уникальный случай — не пришлось прибегать ни к самопиару, ни к горячей ротации на радио, ни к постоянной прописке в телевизоре. Достаточно было просто петь. Когда вы поняли, что стали очень популярны, какие чувства испытали?

 — Я не знаю, откуда все идет. Точнее, знаю только, что сверху. Вообще мне проще, у меня нет разделения на настоящее и наносное, у меня есть одна моя жизнь. Придумывать истории, чтобы ты сверкала и была звездой — ложный путь, останешься, в конце концов, одна. Все в природе должно быть взаимосвязано. Дождь идет — прохладно, солнце светит — жара. В этом динамика, лишнего не нужно.

— Ваше творчество удостоено множества наград. Какая из них стала для вас самой дорогой?

— Для меня самое дорогое — это зритель, он дарит мне счастье встретиться с музыкой. Я же рассказчица, и очень важно, чтобы у меня был слушатель, который принимает. А слушатель в зале пришел именно для встречи с нашей музыкой: специально оделся, купил билет, у него есть свое место. Перед концертом в зале много людей, и это встреча, которая должна стать лучшей между мной и зрителем. И каждый человек должен знать, что я приехала специально для него. Для каждого.

— Что вас сподвигло создать благотворительный фонд по оказанию помощи инвалидам и социально незащищенным артистам?

— Это работа, которая не оценивается никогда, просто только так ты чувствуешь себя чистым. Эта доброта, которую нельзя помнить. Надо делать и оставаться в покое, продолжать идти дальше.

— Сказались ли как-то политические коллизии недавнего времени на вашей творческой жизни?

— Если мне хочется высказаться и рассказывать все, даже мою боль, я делаю это через музыку. Я думаю, мы должны найти в себе силы и вопреки трудностям продолжать свою дорогу с любовью, ведь мы отвечаем не только за себя, но и за своих детей, за своих родных. На миротворческих антивоенных концертах «Не стреляй» в Москве и Питере, которые организовал Юрий Шевчук с целью показать отношение музыкантов к событиям на Кавказе, мы совместно пели такую песню: «Сделать шаг до любви сложнее, чем победить в войне. Мир назови, мир назови, дай имя своей стране. И если имя «Ненависть» — дерись, ругайся и вой. И если имя «Любовь» — тогда Господь с тобой!»

— Приезжая в российские города с концертами, вы чувствуете себя посланником грузинской культуры?

— Вы знаете, пускай, если люди это так воспринимают. Но мне кажется, у музыки своя цель — она служит добру. И все.

— Вам всегда рады все ведущие концертные площадки мира. Например, в нашей стране вы стали талисманом крупнейшего в России джазового open-air проекта «Усадьба. Джаз», и многие из постоянных гостей фестиваля едут слушать вас, а не именитых американских и европейских звезд. Словом, ваши гастроли расписаны на несколько лет вперед. Тем не менее вы согласились дать концерт в Твери? Почему?

— Я где пою, там и живу. Наша музыка сама выбирает своих слушателей. Выходя на сцену, я даже думаю не о том, как спою, а о том, как нас встретит музыка. Это происходит гармонично, потому что вытекает из души, и публика всегда чувствует это. Мы всегда едем туда, где нас ждут.

Татьяна СМЕЛКОВА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы: Ангары и металлоконструкции строительство ангара из металлоконструкций.
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь