03.09.2009 |

Выбрана деВОЛИвация

Контекст
№32 (863) 6-12 августа 2009

Восток останется диким?


№31 (862) 30 июля - 5 августа 2009

Свет в конце кризиса


№35 (866) 27 августа — 2 сентября 2009

Ждем перемен



Павел СакадынскийДЕНЬ «ЗНАНИЙ»

Как отмечают эксперты, в IV квартале расходная часть федерального бюджета исполняется интенсивнее, чем в другие периоды. А это значит, что ослабление рубля вполне возможно. Стоит ли ждать девальвации? Поможет ли она российской экономике? Эти и другие вопросы легли в основу нашей беседы с директором Московского ФКБ «ЭНЕРГОТРАНСБАНК» Павлом Сакадынским

 

— Павел Владимирович, возможные сценарии развития экономики уже на протяжении года остаются главной темой для обсуждения. Прогнозов, предположений и пророчеств высказано немало — к каким высказываниям можно и нужно прислушиваться?

— Сомневаюсь, что к аналитикам, в принципе, можно прислушиваться. А если и прислушаться, то понять вряд ли. Ведь «классический» прогноз звучит приблизительно так: «Вероятнее всего W-рецессия, хотя я не исключаю и короткий V- эффект с возможными U- признаками. Главное, что L-сценарий полностью исключен». Лично у меня такие высказывания рождают только лишь ощущение дежавю. Сравните: «...существующие CMO* пакеты — это отдельные MBS* являющиеся биржевыми деривативами CDO* обеспеченные залоговой недвижимостью и представляющие собой CDS* в конечном счете…» Это Wall Street Journal 2006-го докризисного года. Такой же забубенный, как и бессмысленный бред, ничего общего не имеющий с реальным сектором экономики и производством. Эти слова из трех букв аналитики еще вчера разве что на заборах не писали… с тем же смыслом. Сегодня уже радость, что от трех букв осталось по одной. Аналитическое сообщество никак не может понять, что не важно — CDS, W, CDO или L с U… Повторюсь, к реальному объему производства и доходам населения это никакого отношения не имеет. Да и разговоры о девальвации похожи на какие-то бессмысленные заклинания: будет — не будет, надо — не надо. Настоящие проблемы другие: как бы грубо ни прозвучало, это П и Ц — плохие долги и цены…

— Действительно, по поводу плохих долгов не высказался только ленивый. Разговоры о том, что политика кредитования требует изменений, ведутся все чаще. Но каким образом она будет меняться?



— Выбор здесь небольшой. Первый вариант —  банкротство компаний-должников, а значит, проблемы с реализацией залогов, падение рынка недвижимости, декапитализация банковского сектора (резервы российских банков на сегодня сформированы по плохим долгам на 53,7% и составляют 800 млрд рублей) и как следствие — долгосрочная стагнация кредитования. Второй вариант — реструктуризация ссуд и вхождение банков в активы должников. Здесь или из-за неверного управления непрофильным бизнесом банки будут плодить «предприятия-зомби», или поднимут рентабельность производства и, соответственно, качество ссуд и восстановят кредитование и рост инвестиций. Я не беру вариант тупого пролонгирования плохих долгов и выкрутасы с отчетностью. Он так или иначе сведется к первому. Развитие по второму, благоприятному, сценарию предполагает наличие спроса на продукцию и существенный рост капитализации банковской системы. Повысить капитал банков, спасающих реальный сектор экономики, может и обязано государство. Вплоть до выдачи предприятиям государственных облигаций для залога по банковским кредитам и созданию рынка этих облигаций (сиречь — пока еще плохих долгов).

— Что же касается цен, то здесь вопросов не меньше. Например, потребительская корзина в США и Европе дешевеет, а в России — наоборот. Почему это происходит?

— Это эффект девальвации «по-русски»: отечественные производители продовольствия начали подгонять цены под подорожавший из-за девальвации импорт. Во всем мире снижение спроса вообще-то провоцирует снижение расходов, внедрение ресурсосберегающих технологий. Но у нас особый путь… Промышленное производство обвалилось, спрос рухнул, кредитов нет, а потребительская корзина в июле дорожает на 0,6%. Даже в июле 2008 года (пик «российского экономического чуда») инфляция была 0,5%. За полгода на плодоовощную продукцию, которая производится внутри страны, цены выросли на 22% (годом ранее — на 17%). Рост цен на фрукты и овощи ускорился, рост цен на одежду и обувь за семь месяцев превысил прошлогодние в 1,2-3 раза. Бизнес продолжает повышать цены, а потребители безропотно платят. Никто не в состоянии поступиться собственной маржой. Производители и торговцы продолжают заботиться о норме прибыли даже путем сворачивания производства и продаж. Снижение цен, возврат кредитов, по их мнению, придумали трусы.

— Некоторые эксперты утверждают, что девальвация необходима в качестве панацеи для российской экономики. Действительно ли можно рассчитывать на положительный эффект от обесценивания рубля?

— Следствием девальвации является стимуляция экспорта, поскольку экспортер при обмене вырученной иностранной валюты на свою обесцененную валюту получает девальвационный доход. Но на этом плюсы не заканчиваются: повышение спроса на отечественные товары внутри страны; снижение темпов расходования золотовалютных резервов. 72,5% экспорта РФ — это сырье, таким образом, девальвация оказывает поддержку сырьевому сектору экономики. Это выгодно государству, особенно в текущих условиях роста бюджетного дефицита из-за роста госрасходов. Даже если цены на нефть составят 80 долларов за баррель, госдолг будет увеличен с 10% до 45% ВВП. Девальвация обесценит долг. Ослабление рубля только на 10% принесет в бюджет 1,2 трлн за счет курсовой переоценки всевозможных фондов, которые номинированы в валюте, и поможет финансировать модернизацию страны.

— Однако при всех плюсах правительство радикально против девальвации: на другой чаше весов немало негативных последствий…

— Действительно, немало, но везде есть свои «но». Допустим, утрата доверия к обесценивающейся валюте — доверие к рублю — это к фантастам из экономических блоков «Вестей» и новостей Первого канала. Далее: повышение цен на импортные товары и снижение их конкурентоспособности по сравнению с местными (отечественными) товарами, отсюда ограничение импорта. От этого страдают предприятия, покупающие иностранное сырье, детали, оборудование, технологии. Но повышение цен существует и без девальвации (об этом мы говорили выше). По данным ФТС, импорт за полгода упал на 42,6% без всякой девальвации из-за сжатия спроса и доходов населения. Предприятия с иностранными технологиями, деталями и оборудованием — их количество невелико. На мой взгляд, высокотехнологичная продукция российского производства у существующего правительства не популярна. Иначе были бы реальные программы по развитию высоких технологий в России и налоговые льготы раньше, «в тучные годы». Еще один момент: происходит ажиотажное снятие денежных средств с банковских депозитов в девальвируемой валюте. При удешевлении отечественной продукции производители повышают цены на внутреннем рынке (раскручивание девальвационно-инфляционной спирали), еще больше обесценивая вклады и сбережения. Отток рублевой ликвидности из банков ведет к прекращению кредитования реального сектора, росту стоимости рублевых ресурсов, многомесячному анабиозу экономической активности. Однако банки не кредитуют и без девальвации из-за невозможности рассчитать кредитный риск… Да, отток рублевой ликвидности приведет к банкротству некоторых банков, но ни население, ни правительство на них и не рассчитывают — весь упор делается на государственные банки, а они не пострадают. Система АСВ спасет вклады населения, заблаговременно переведенные в валюту.

— Получается, что эксперты правы, и экономику можно реанимировать за счет девальвации?

— Можно спорить, что девальвация выгодна правительству из-за появления ресурса для модернизации экономики, но глупо, потому что ее не будет. По той простой причине, что правительство, равно как и общество, не склонно к реальным изменениям в экономике. Безоговорочно выбран сценарий: «Ждать 200 долларов за баррель, авось пронесет» (каждый 1% роста нефти приводит к укреплению рубля на 0,3%). Немало симпатий вызывает у власти и вариант закручивания гаек — а-ля «back in the USSR». О модернизации экономики речи пока не идет. Получается, все сознательно выбрали деВОЛИвацию — отсутствие воли к любым изменениям. «Хрущевизация» (модернизация сверху) в данный момент невозможна. Остается надежда на следующие поколения, поколения next — «свежие, как молодой редис, и незатейливые, как грабли»…

— При всех плюсах девальвации не ударит ли она по банковскому сектору, увеличивая «плохие долги»?

— Еще раз повторю, девальвации не будет. Внутренних причин для этого нет, никакое импортозамещение не запустится, никакое развитие промышленности в данных условиях невозможно (никому не нужно). Внешние причины — падение цен на нефть ниже 50 долларов за баррель. Здесь Китай может подвести. Они очень сильно раздули внутренний спрос за государственные деньги. Несет опасность программа экономии энергоресурсов в США, заявление японских властей о прекращении эры дешевой йены.

Что касается «плохих долгов» банков. Внешние займы промышленных компаний на 70% реструктуризированы. На 1 июня 2009 года, по данным ЦБ РФ, долг в долларах США составил: по кредитам менее 6 месяцев — 9 млрд долларов (20% всей задолженности), 6-12 месяцев — 20,7 млрд долларов (20% всей задолженности), 1-3 года — 39,1 млрд долларов (30,7% всей задолженности). Вторая волна банковского кризиса видится все менее вероятной. При этом в июле на 17,8% (до 2,8 трлн руб.) выросли кредиты в валюте, которые российские банки дали иностранным. Это менее рискованно, чем кредитовать российскую промышленность. Кстати, я не беру в расчет 10%-ное движение курса. Оно возможно и из-за действий спекулянтов, и в рамках курсовой политики ЦБ РФ. От 10%-ной девальвации прибыль крупнейших компаний уменьшилась бы на 1% — нейтральный эффект.

— Для населения девальвация значит одно — очередь в обменный пункт. Чем массовая покупка долларов и евро опасна для позиций отечественной валюты?

— Ну помилуйте, XXI век… Какие обменные пункты?! Давайте быть цивилизованными людьми. В любом уважающем себя банке — члене АСВ существуют мультивалютные вклады на разные сроки. Переводите часть рублевых сбережений в доллары и евро, обязательно что-то оставьте в рублях. По окончании вклада меняйте пропорции в соответствии с курсовой динамикой, покупайте валюту по внутреннему банковскому безналичному курсу, это много дешевле и надежнее…

Что касается массовой скупки долларов… Рост нормы сбережений (в том числе и валютных) — верный признак сворачивания спроса. Бремя финансирования больной экономики частично перекладывается на плечи потребителей. Заявления чиновников об окончании кризиса стимулируют спрос — худшее уже позади, а дешевле не будет. Проще заставить потребителя при падающих доходах взять новый кредит на покупку квартиры или машины (российской, дорогой и некачественной), чем реорганизовать экономику — «собирать угли себе на голову». Цены такие, что на массовую скупку долларов просто не будет средств.

Елена ЛАЗУТКИНА

 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь