25.08.2016 |

Защиту надо менять

Россияне готовы идти на уступки работодателю, но если их трудовые права нарушены — смело обращаются в суд. Законодательные инициативы, внесенные в Государственную Думу страны, не могут существенно повлиять на сложившийся стереотип трудовых отношений. Об этом мы поговорили с  руководителем группы юридических услуг компании «Интеркомп» Иваном Катышевым.

— Многие эксперты уже много лет говорят о том, что российское трудовое законодательство нуждается в структурных, а не в косметических изменениях. Однако пока глобальных перемен не намечается. Иван Сергеевич, насколько современно российское трудовое законодательство?

— Российское трудовое законодательство все еще находится на переходном этапе — между трудовым законодательством, характерным для социалистического государства с командно-административным устройством экономики, и трудовым законодательством, характерным для государства с рыночной экономикой.

В экономическом смысле способность человека к труду такой же ресурс, как и любой другой. Однако этот ресурс обладает исключительной особенностью, он неразрывно связан с личностью работника, работник не может отделить и продать свою способность к труду, он сам поступает в подчинение к работодателю на время работы. Этим фактом обусловлено исключительное внимание к рынку труда, большее, чем к рынку любого другого ресурса.

Текущее регулирование не вполне соответствует реалиям нынешней России, построению рыночной экономики. И да, текущее трудовое законодательство нужно менять. Прежде всего, в части способов защиты прав работников. То же восстановление на работе после незаконного увольнения абсолютно не отвечает реалиям современного общества. Главной причиной для обращения в суд в большинстве случаев становится возможность получения компенсации за вынужденный прогул. Законодательное регулирование должно учитывать интересы сторон и соответствовать реальному положению дел, то есть в приведенном примере следует предусмотреть возможность простого обращения за компенсацией, возможно, большее, чем заработная плата, которую работник получил бы за период прогула.

— По данным Тверьстата на 1 июля, предприятия тверского региона задолжали своим сотрудникам более 30 млн рублей, или в пересчете на одного человека, свыше 96 тыс. рублей. Как правило, трудовые споры разрешаются в суде. Всегда ли успешно?

— Действующее законодательство позволяет защищать свои права, однако, как было сказано ранее, отдельные положения трудового законодательства теряют свою актуальность.

Об активности граждан в части защиты трудовых прав можно судить по количеству обращений в суд. Согласно статистике Верховного суда РФ, за 2015 год судами общей юрисдикции вынесено решение по 505,8 тыс. трудовым спорам, при этом всего судами рассмотрено 15,92 млн гражданских дел. В 2014 году гражданских дел из трудовых споров насчитывалось 446 860, но и всего рассмотренных дел было меньше — 13,94 млн. Однако сам рост обращений в суды по трудовым спорам присутствует, а значит, граждане начинают обращаться в суды чаще.

Необходимо повышать юридическую грамотность россиян. Проблема повышения правовой грамотности у новых поколений решается через преподавание основ в школе. Проблемы с повышением правовой грамотности у старшего поколения решить труднее. Наиболее полезным будет распространение информации через СМИ, организация государством и профсоюзами предоставления бесплатных юридических консультаций по трудовым вопросам.

— С 1 июля в России начали действовать более 800 профессиональных стандартов. Казавшийся удобным в теории закон принес профессиональным сообществам проблемы. Так, например, руководству больниц Твери приходится отправлять на специальные курсы или даже увольнять тех сотрудников, которые имеют большой опыт работы, но когда-то не получили нужного образования, чтобы теперь получить свидетельство о квалификации. Может, закон неэффективен?

— Для того чтобы судить об эффективности поправок к Трудовому кодексу РФ, касающихся профессиональных стандартов, необходимо посмотреть на закон в действии. Одного или двух месяцев для этой цели недостаточно, должно пройти больше времени, как минимум полгода или год. 

Мое отношение к закону, скорее, положительное. Способ регулирования, выбранный государством в данном вопросе, на мой взгляд, наиболее правильный. Обязательными профессиональные стандарты являются в частных случаях, когда с определенной профессиональной деятельностью связано наступление определенных юридически значимых последствий, например, предоставление каких-либо льгот, либо в случае если допуск к осуществлению какой-либо деятельности связан с определенными требованиями. В остальных случаях для работодателей, не связанных с государством, профессиональный стандарт служит, скорее, ориентиром, чем правилом. Возможно, профессиональные стандарты помогут кадровым службам организаций при приеме новых работников на работу.

Применение профессиональных стандартов организациями, учрежденными государством или находящихся в государственной собственности, связано с необходимостью упорядочить прием на работу в такие организации. Согласитесь, странно, когда два абсолютно одинаковых государственных унитарных предприятия, расположенных, например, в Москве и в Новосибирске предъявляют разные квалификационные требования или требования к стажу работы для одной и той же должности бухгалтера или юриста. Потому в этой части принятые поправки также заслуживают одобрения.

— Очевидно, что профсоюзы снизили свою активность в части защиты трудовых отношений, в то время как на Западе профсоюзы по-прежнему являются боевой единицей. Что случилось с нашими?

— Профсоюзы существуют и продолжают работать. Однако, разумеется, они уже не имеют того веса, каким они обладали в Советском Союзе.

Одной из причин является отсутствие былой поддержки со стороны государства. Другая причина — сокращение членства в профсоюзах. Если раньше членство было массовым, то сегодня далеко не каждый работник стремится вступить в профсоюз. Ну и, наконец, дело в самих профсоюзах, теперь нет препятствий для образования нескольких профессиональных союзов в одной сфере, а чем больше профсоюзов, тем меньше их экономическая база, основанная на членских взносах работников, тем слабее они в итоге.

— Какой бы опыт в части трудовых отношений мы могли перенять у других стран?

— В первую очередь  опыт в части защиты трудовых прав. Активность населения в этой части в западных странах намного выше. Забастовки из-за коллективных трудовых споров, например, для Франции, — обыденная вещь. 

При индивидуальных трудовых спорах работодатель зачастую обязан не восстановить работника на работе, а выплатить компенсацию работнику, кратно превышающую заработок, который он мог бы получить, работая у того же работодателя. При этом размер компенсации также может зависеть от того, как долго работник трудился у этого работодателя. Экономические потери в этом случае намного больше стимулируют работодателя к правопослушному поведению.

Однако следует отметить и то, что в определенных положениях наше законодательство намного более лояльно к работнику. Так, срок предупреждения об увольнении по собственному желанию в большинстве стран составляет один месяц, а не две недели, как в России. Отпуск также может отличаться в меньшую сторону. Так, например, в Японии он составляет от десяти до двадцати дней в год, в зависимости от стажа работы у работодателя, предоставляющего отпуск. Возможно, следует ориентироваться и на ряд положений, уменьшающих нагрузку на работодателей в части их социальных обязательств перед работниками.

— В Государственную Думу внесен спорный законопроект, согласно которому работодателей могут обязать индексировать зарплату ежегодно. Авторы нового законопроекта отмечают в пояснительной записке, что на многих предприятиях уже несколько лет не проводилась индексация. Более того, почти половина российских компаний, в том числе тверских, не собираются повышать зарплаты своим работникам.

— Идея индексации заработных плат с точки зрения защиты прав работников, на первый взгляд, правильная. Индексация позволит сохранить на одном уровне реальный доход работника, компенсировать инфляцию.

Безусловно, в ряде случаев работодатели пользуются безработицей или отсутствием достаточного предложения рабочих мест, прежде всего это справедливо для малонаселенных и моногородов. Работнику в таком случае просто некуда идти, если он расторгнет трудовой договор с нынешним работодателем.

Однако если рассматривать ситуацию в крупных городах, то индексация станет еще одной издержкой для работодателей, предсказать которую с достаточной точностью невозможно.

Рынок труда является рынком в полном смысле слова. И цену главного товара на этом рынке, трудовых ресурсов, также должны определять законы рынка. Спрос на квалифицированные кадры всегда велик, и именно угроза потерять квалифицированных работников должна побуждать работодателей к повышению заработной платы, а не указание государства. Однако необходимо признать, что внимательное и бережное отношение к работникам не появляется просто так, для этого необходима определенная культура ведения бизнеса. Но и сейчас в России существуют компании, предлагающие работникам, в зависимости от стажа работы в компании, дополнительные бонусы.

Потому инициатива является довольно спорной. 

В худшем случае строгое предписание об индексации может стать еще одной причиной для работодателя скрывать реальный размер зарплаты работников.

Правильным в данной ситуации было бы установление минимального размера оплаты труда на уровне больше прожиточного минимума и индексация данной величины. Возможно, также полезным было бы распространить норму об обязательной индексации только на моногорода, а в обычных ситуациях позволить рынку труда определять справедливый размер заработной платы.

— В Государственную Думу страны внесена еще одна интересная инициатива. Предлагается предоставлять работникам, которые имеют детей, дополнительные дни отпуска.

— Инициатива связана с трудовым законодательством опосредованно. Основная цель — поддержка рождаемости, борьба с демографическими проблемами.

Предоставление дополнительных льгот является благом тогда, когда работник может такими льготами действительно воспользоваться, когда государство может гарантировать защиту нарушенного права работника на такую льготу. Вместе с тем, если нагрузка на работодателей станет слишком сильной, они все равно начнут нарушать право на такую льготу, негласно будут отдавать предпочтение при приеме на работу соискателям без семьи. По этой причине я отношусь с осторожностью к появлению новых оснований для предоставления дополнительных оплачиваемых отпусков.

— В экспертном сообществе обсуждается еще одна инициатива законодателей — ужесточить контроль над деятельностью работодателей и штрафовать их за зарплату в «конвертах». 

— Штрафы и любое иное ужесточение наказания, как правило, не дают желаемого эффекта, во всяком случае, когда борьба с проблемой ограничивается только таким методом. 

Действительно эффективным средством борьбы в данном случае может быть только желание самих работников получать заработную плату открыто, желание платить налоги. Добиться этого сложнее, государство должно показать все плюсы от такого поведения и стимулировать его.

На сегодняшний момент получение зарплаты в «конвертах» продиктовано не только желанием работодателя укрыть часть зарплаты, но и желанием работников. Когда такая ситуация устраивает обе стороны трудовых отношений, бороться с проблемой становится труднее.

Андрей САБЫНИН
 

Для того, чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь на сайте или войдите через

Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Авторизация

Адрес электронной почты:

Пароль:

Запомнить меня

Восстановление пароля

Для восстановления пароля введите адрес электронный почты:

Регистрация

Ваше имя:

Адрес электронной почты:

Введите код:

CAPTCHA
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

От (Выйти)

Сообщение:





На правах рекламы:
Тверские новости | пресса Тверь | газета Твери и газеты Тверской области | форум Тверь